Previous Entry Поделиться Next Entry
hund

про беженцев

Оригинал взят у milana_spring в про беженцев


А один беженец из Афганистана посмеялся над тем, что большинство беженцев в качестве даты рождения указывают первое января такого-то года. Отрываю, говорит, в прошлом году фэйсбук, а он меня извещает – сегодня день рождения у 15 друзей. А знающие люди говорят, что это у них там нормально – рожают по деревням, а ЗАГС в городе, вот они один-два раза в год и ездят детей регистрировать, причем всех на 1-е января или 1-е июля. Рожество какое-то, только звезды не хватает.

А один доброволец повёз семью чеченских беженцев в Кёльн, вот, думает, культурное мероприятие, сейчас часик-полтора в Кёльнском соборе потусуемся, сокровищница, подъем на купол, витражи, все дела. А они встали перед входом в собор и говорят, не пойдём внутрь, мы мусульмане, а живут тут уже с младых лет. Вот тебе и интеграция.

А тот же доброволец сильно удивился, когда одна сирийская курдянка спросила, где тут поблизости церковь. Ее брат лежал в больнице на операции, и ей нужно было срочно помолиться за его здоровье. Да вот, сказал доброволец, мечети есть, на автобусе доехать можно, а церковь перед нами – святого Дионисия, католическая. Сойдёт, – сказала курдянка, – бог – он везде один. Потопала в церковь, встала перед алтарём, развела ручки ладонями вверх и стала молиться за брата.

А один беженец указал, что зовут его Ясин Газауни, и родом он из Туниса, а родился он 19 ноября. А потом прошло пару месяцев, и он принёс новый документ, и звали его теперь Марвен Сули, и родом он был из Алжира, а родился 17 ноября. А фотография та же, и он тот же.

А еще один беженец из Туниса сказал, что ему 18 лет, а на вид ему не меньше 26, а может и все 32. Он не умеет читать и с трудом пишет своё имя, в школу он никогда не ходил, профессией никакой не владеет. В соцслужбе, где он получает пособие, ему запретили входить в здание, видимо, что-то серьёзное начудил. А недавно его в результате пьяного дебоша забрала и отвезла в больницу полиция. В больнице он пытался удавиться шнурком от треников, попал на закрытое отделение психушки, много говорил на всех языках и орал, успокоился только на второй день.

А еще есть настоящий хазар, а хараз в Афганистане оплёвывают и притесняют по расовому признаку, документов не дают, в школу не пускают, безнаказанно оскорбляют и бьют. Этот хазар с детства путешествовал из страны в страну – то ковры в Иране шил, то одежду к Ираке. Теперь вот тут, ему 18 лет. А произведенная его детскими руками продукция продается в магазине.

А одного молодого афганца, который хорошо говорил по-немецки, прилежно учился, проходил практику, чтобы получить место подмастерья электрика, вызвали в соцслужбу на разговор. Когда он туда пришёл, его схватили, надели за спиной наручники и в сопровождении четырёх стражей правопорядка повезли в суд. В суде ему переводил индийский переводчик, которого афганец понимал лишь с трудом. Судья приговорила его к высылке, в этот же вечер он был в депортационном изоляторе, а на следующий день в самолёте. Теперь он в Кабуле – в той одежде, в которой его сватили, без телефона, без денег, без вещей, без документов, потому что «вспомогательные документы удостоверения личности», которые выдают немцы, в Афганистане – фантики.



?

Log in

No account? Create an account