Previous Entry Поделиться Next Entry
hund

Чайная церемония в Пекине

Побывать в Китае и не посетить знаменитую чайную церемонию - это лишить себя половины радости от поездки в Китай! Мои пекинские друзья, молодые писатели-фантасты, пишущие неоднократно премированную китайским комсомолом фантастику о покорении космоса на манер Стругацких, тоже братья, пригласили меня на последний вечер перед убиранием новогодней ели на чаепитие. Я принёс литровую бутылку "Егермайстера", но бутылку быстро присоединили к располагающейся на антресоли типично крохотной пекинской квартирки батарее другого подарочного бухла от зарубежных гостей.

Молодые китайцы, как и европейцы лет до сорока теперь, тоже не пьют алкоголь. Зная о том, что синька с годами мне разонравилась тоже (вот уже месяц, как я совсем не пил алкоголя, так как попросту не нравится ни в каком виде уже), китайские товарищи решили мне предложить чая с аналогом полюбившейся мне в Берлине травы.

Трава здесь под капитальным запретом, даже её курение наказывается тюремным сроком от пяти лет с первого раза, потому мне предложили отличный синтетический аналог - очередное соединение каннаболина с какими-то витаминками и анальгином, одна из постоянных новых невинных формул, которые не поспевает регистрировать местная юстиция.

Это класс! Поставили китайскую традиционную музыку - какие-то лютни, мандолины, гусли и между ними стало появляться пение петуха, какая-то жалейка, волынка, тянучка сначала. Потом кряканье, вскрики, всполохи, ритмичное кукареканье, жахающие подскоки, какой-то накачивающий, кардинально прибывающий, убыстряющийся кудахтающий ритм... полностью традиционное музицирование, но как ложится на чай с травой!

Где-то через полчаса я начал подкудахтывать и сам, мне хотелось так же громко прочистить горло, как и жалейке-петуху из музыки, но моё горло было для этого не приспособлено, и я пустился в пляс, ко мне присоединилась девушка с беленькими ушками заиньки на голове, рождественские такие ушки на маленьких пружинках, она подпевала на немецком, задыхаясь тоже от пляски "за-инь-ка по-вер-нись, заи-нька покру-тись, ринда рита рита рай, дрита-тушки-дрита-та! а ринда рита рита рай!! ах айла айла айла ух..." - мы оба задыхались от нашего страстного танца, еле удерживая выдыхаемый толчками воздух, чтобы внятно артикулировать слова в громком шёпоте, обливаясь здоровым потом, не поспевая за ритмом - и я чувствовал себя всё больше немым, с вырезанными голосовыми связками, мы неистово кружились с девочкой-зайкой в древнем птичьем танце... Восторг перевоплощения взрывал меня. И тут мне дали в руки эту глиняную руколепную жалейку-свисток, маленького красного петуха.

Это невероятно прекрасно, что было. Я обрёл голос. Я слился с музыкой, стал одним из древних музыкальных инструментов, наступил год петуха, я стал утренней птицей, я оглашал Пекин с шестидесятого этажа, хорошо, что мне не открыли выход на балкон, а только окно, утренними криками древней огненной птицы. Я так дул в жалейку, что она развалилась к концу танца. Ушки зайки тоже куда-то улетели вниз с шестидесятого этажа, осталась лишь приятная бодрость, вспотелость, бодрящее последействие чая, а не тетрагидроканнаболина, и немного смеха от всего этого капитально накрывшего древнего театра.



?

Log in

No account? Create an account