(без темы)

Торговал сегодня лицом. Оно у меня умное, одеться могу я ему тоже подобающе. Обычно я в Берлине одеваюсь как попало, не расчёсываюсь, могу не бриться по неделе, по две, а было, что и по три, если не надо на работу, я даже не моюсь, если не хочется трахаться или там куда-то прийти к тем, кто мне нравится, на улицу здесь я выхожу в драной старой одежде, не умываюсь, мне нравится в Берлине вонять, вообще иметь отталкивающий вид, как и масса народа здесь.

Если мне скучно, я часто могу ходить по кафе и улицам, собирая бутылки, сдавая их, это как спорт, хотя в деньгах я не нуждаюсь. Мне нравится реакция моих ровесников, их испуг, когда они видят человека в отличных очках, даже часто в отличной одежде, подороже и помоднее, чем у них, с невероятно чутким, благородно грустным и умным лицом, но который собирает бутылки, выпрашивает их у них со столиков, если вижу пустые бутылки. Этот прикольный страх оказаться на дне. Это перебитое желание заговорить, заменяемое на протягивание мне бутылки, это чуткое ощущение социальной границы, эта сладость мазохизма и веры во что-то нерушимое в обществе, страх, очко жим-жим и т.п. - о, масса всего в их испуганных глазах в эту минуту.

В пятницу вечером за час легко, не перегружая рюкзак, можно на 25 евро собрать. За круг по району, сдавая во многих точках. И так три - четыре круга по козырным местам, где стоят очереди людей в модные бары, галереи, дискотеки с дорогими бутылочками в руках (пластиковая бутылка или жестяная банка стоят 25 центов), с модными тупыми напитками, они их сами изобретают, дизайн им сами рисуют, крафтовенькое всё такое, помодней, и пьют их сами, говно всё это крашеное, алкопопс, а я люблю мимо них пройти, или стоять смотреть на них, типа алчно ожидая, когда допьют. Три - четыре часа и сто евро на руках.

А тут предложили проехаться до пригорода, читая газету и давая интервью, а потом под камерами среди десяти таких же запроданных морд погулять по выставке, произнося примерный текст о выставленном трикотаже. Сто пятьдесят евро за три часа в целом - для Берлина неплохо. Только было очень жарко сегодня, плюс двадцать восемь. По пути зашёл ещё в полицию, пока прикид такой дурацкий, приличный был на мне, чтобы написать заявление на русских, которые очень надоели уже со своими ночными дискотеками. Я один раз уже ходил к ним пить и танцевать, и уговорить прекратить музыку после десяти вечера, предупредил, что в следующий раз приду не в гости к ним, а в полицию, но они не унимались, они некооперативные какие-то, забывчивые, написал сегодня заявление с паролями, явками, всё, что видел, когда у них был в гостях ночью месяц назад, когда не мог уснуть от лабмады и восемнадцать мне уже забирай меня скорей, я описал.

Я удивляюсь здесь сам себе: у меня здесь нет никакого чувства общности ни с кем и ни с чем, здесь я никогда не хочу выглядеть хорошо, попросту не приходит в голову, если это не работа, здесь я могу пить и веселиться с людьми, а потом пойти и всех их описать в полиции, потом снова могу прийти к ним пить, потому что всё равно же не уснуть, они окно открывают во двор, курят в него, когда звучит ламбада. Могу сниматься в дурацких репортажах с выставки статистом. Завтра снова иду торговать лицом. И ещё смотреть новую квартиру в тихом районе и в тихом доме, пока буду в костюме, мытый и бритый.




kerl

Анекдоты с упоминанием евреев табуированы в Германии

Ich: "Mann, ich bin so ausgeruht." Ох, я так хорошо отдохнул.
Freund: "Wie gut hast du geschlafen?" И насколько хорошо же ты выспался?
Ich: "Wie Gott während des Holocaust" Как бог во время Холокоста.

Сегодня рассказал этот анекдот у врача-аллерголога. Он попросил больше не приходить к нему (я рассказал анекдот громко в приёмной, мне было скучно, я сидел два часа, так как пришёл без предварительной записи и хотелось устроить маленькую дискуссию про какую-нибудь ерунду, ну, меня там и спросили в очереди, опух я от аллергии, от пьянства или от сна).
Метки: ,

hund

Немецкие уловки по отжиму денег

Одна из особенностей Германии - пошлые мелочные торгашеские трюки очень солидных компаний. Например, интернет-провайдер, второй по величине в Германии: в месяц можно напользовать 300 гигабайт интернета на 30 евро (домашний интернет, по телефонным проводам который, контракт на два года), а чтобы купить дополнительные сто гигабайт за 5 евро, нужно на сайте поставить галочку о покупке, включат в течение пяти часов. Убрать же галочку просто так нельзя, нужно написать письменное заявление, отсканировать его и отправить по E-mail, роспись обязательна. Но, внимание, это ещё не всё. Отказаться от услуги можно за 4 недели до конца календарного месяца. То есть, если покупаешь эти сто гигабайт, например, десятого числа, то автоматически ты покупаешь и оплачиваешь ещё раз сто гигабайт и на следующий месяц. А вот уже в следующий месяц, а не в этот, ты должен успеть в три или четыре дня, да не забыть ещё, отправить своё заявление об отказе от услуги.

Ещё очень трудно отказаться от членства во многих организациях. Меня затрахало берлинское ЛГБТ-сообщество. Я год назад написал отказ от членства там, потому что они ничего не делают, кроме как заседают и выносят резолюции по самым дурацким и не относящимся к делу вопросам, распечатывают их и рассылают тем, кто член, кто платит взнос, 120 евро в год. Они мне надоели уже очень тем, что забивали почтовый ящик своими тупыми письмами, и год назад я написал заявление о выходе из рядов партии. Какое там! Я не вовремя написал заявление. Это можно сделать только за три месяца до окончания календарного года, и не позже, чем за месяц до его окончания. И 120 евро всё равно за год отдай, хоть и вышел из рядов. Оказалось на днях, что я всё ещё в рядах этого комсомола, и не заплатил за первый квартал этого года 30 евро взноса. Я не вовремя написал заявление. В феврале прошлого года. Преждевременно, потому несчитоба.

Меня это взбесило. Я им написал факсом письмо о том, что они бездельники, педерасты, трибадки и так далее, и хватит требовать с меня деньги задним числом "для продолжения нашей работы", я им так и написал, что они забыли, что работа - это не болтология, а сила, помноженная на расстояние, и отсканировал страницу из учебника физики с этим определением. Они после такого письма любезно согласились окончить моё членство прям в этом апреле, но 30 евро продолжают канючить. Угрожают инкассо и законом, с дружеским приветом уведомляют о том, что их работа крайне важна и надо поддерживать их.

Нет, они ничего не получат, конечно. Или же надо что-то комичное учудить, получить удовольствие на тридцать евро, не меньшее, чем от похода в ресторан или в цирк. Хочу прийти на собрание, в первый раз вообще там появиться, и какую-нибудь разгромную речь задвинуть, пропесочить, проработать, поставить на вид, указать на недоработки и так далее. В конце снять ботинок и стучать им по трибуне, приговаривая лозунги о вреде капитализма, о педерастии, и о вреде всего этого гомосексуализма в целом.

hund

На детской площадке

Лето у нас, плюс двадцать два, двадцать четыре уже вторую неделю. Я облюбовал себе один столик на дереве на детской площадке, со скамеечкой, там вай-фай бесплатный хороший и обзор отличный, высоко сижу, далеко гляжу.

Наблюдаю за мамами с детьми, папами с детьми (пап больше, мужчины больше любят играть почему-то, чем женщины), а также у нас есть большое пространство внизу дерева, метров сорок длиной, тридцать шириной, двадцать высотой - баскетбольная площадка с сеткой, называю я её давно "садок парней", они там резвятся, красиво смотреть, они там полуголые, игривые такие, что мне аж стыдно. А ведь они все турки, или метисы немцы с турками, гетеросексуалы, но, господи, шутки у них все про трахнуть в жопу, навалить на клык, дать отсосать, нагнём и так далее.

А когда они уходят вечером, там какой-то цирк начинается - приходят турецкие очень объёмные тётеньки, возраст не могу определить, они чернобровые, низкорослые, в футболках, ярко накрашенные, очень басистые, солидно сисястые, а также отъявленно грубые, в кроссовках, они начинают пинать мяч или даже всего лишь пластиковую кем-то оставленную бутылку с водой втроём или вчетвером, или рюкзак с тряпками, они громко хохочут, иногда с матерщиной смеются так, что бьют себя по коленям ладонями, сложившись пополам от смеха, и тогда плюют с размаху в гальку или друг в друга, в решётку, трясут столбы с баскетбольными мишенями, хлопают себя по сисям, по жопе, по писям, если забивают голы, жуть вообще такая, что я даже боюсь слезать с дерева.

Но там ещё до самого заката часто остаются грустные матери с детьми-погодками, от трёх до восьми лет, примерно три матери и десять детей. Две матери ничего так, сидят разговаривают друг с другом или по телефону, а третья всегда круги наматывает молча по детской площадке по периметру вокруг баскетбольной площадки с коляской. Часто я вижу, как её дёргает, ровно так же, как дёргает кошек от отвращения, например, если их потрогать грубо или смеяться над ними. Просто дёргает женщину что-то. Она резко разворачивается иногда. Два раза я видел, как она натурально от каких-то своих мыслей подскочила, аж коляску едва ли не перевернула. Мне её жаль. Она напоминает мне одну мою морскую свинку.

У нас морская свинка жила, родила семерых свинят. Мне и моей дочке все семеро нравились. Так, что мы троих даже отдавать не хотели потом два года ещё. А свинка уже в первый месяц плакала от них иногда, это были первые роды её, и сразу семеро, она сбегала на руки, как только руки поставишь ей как лифт. А раньше она совсем не любила на руках сидеть. Сидела плакала, верещала, а как возьмёшь на руки, сама засыпала, уходить с рук к детям в коробку часто не хотела, они её там преследовали, сосали её до изнеможения, воспринимали её как свиномать какую-то, загоняли её в угол, валили в говно и сосали, они вообще не видели её как видели её мы, как изящную розеточную породистую нашу любимую Брунгильду. Молока им не хватало, они орали, чахли, болели, у самой Бруни от отсоса всего этого выпали зубы, ела она жадно, но мало... В общем, мы отсадили детей и кормили их пипетками, Бруня поправилась, снова растолстела буквально за месяц, потом уже и с детьми проживала, била их нещадно всё стадо, руководила жизнью подрастающего поколения два года, никого больше к себе не подпускала в жизни, не рожала ни разу уже.

Вот эта женщина от своих троих по площадке точно так же бегает. Отца их и мужа я ни разу не видел.

В общем, очень интересно сидеть за столиком в развилке дерева, это совсем крутую детскую площадку у нас в этом году отгрохали, каждый год она всё интереснее и лучше.

Сила слова

Страна победившей кафки! Все больше беженцев в Германии признаются в том, что они террористы, затем, чтобы подольше зависать в стране - до окончания расследования, которое в среднем длится год, самооговоренный исламист пребывает вовсе не в СИЗО, и даже не на каком-то беженском подворье, а совсем нормально, если нашел где жить, получает и деньги на жизнь, и на квартиру и медстраховку и по мелочам.

hund

David Goldblatt - тоже симпатичное репортажное этно



Больше его фотографий здесь.

Gorky

Китайцы и немцы обнаруживают самую суть литературы

В Пекине в марте я побывал на собрании микрорайонного литературного кружка, там везде литература и кружки как в Берлине. И так же однообразно, как в Берлине. В Пекине все молодые писатели пишут фэнтэзи на тему драматической любви двух юношей, все мировые сюжеты переводя в этот сюжет, девочки и мальчики пишут о страданиях двух юношей целыми микрорайонами, читают это друг другу раз в месяц. Мне нравятся китайцы своей прагматичностью: все сюжеты как силос, вся классика, стилистики попадают в эти мелодраматические ясли любви двух юношей как сено, как ячмень задают коровам, овцам, лошадям, единорогам, бегемотам и крокодилам микрорайонных литератур. И совершенно не впервые я уже замечаю сходство китайцев и немцев: у немцев тоже очень много микрорайонной литературы, она тоже типизирована вокруг совсем немногих тем, и тоже вся классика - это прагматично пережёвываемый силос, навоз, чернозём.

Спрашиваю сегодня одну очкастенькую скучную немочку, пишущую на гора, печатающую книжки: скажите, нахера Вы привязались снова к Шекспиру? Шекспир - тупая банальность, пошлятина, какой вообще мало написано, с размахом написанная херня, гламур и попс, Вы осознаёте это? Нахрена Вы навставляли себе аллюзий и цитат и красиво мерцающих контекстов якобы глубокого Шекспира, надуманно глубоких его конфликтов, навставляли их себе как букет фаллоимитаторов под завязку в свою ракушку. Не нашлась, что ответить золотая рыбка, хвостиком махнула, сказала, что спор о Шекспире не в её компетенции, и не в моей тоже. Господи, и ответы-то такие ремесленные. Шекспир как ткань, как нитки, как навоз для её полотен, урожая. Ничего не критикуется. Всё идёт в производство. Китайцы в их микрорайонном маньеризме даже честнее, в этом сведении всего к унылому сюжету нежной дружбы педерастического толка. Они честно признают, что не важен сюжет, что Шекспир говно и банальность, а главное - это язык, литература как она есть, мастерство рассказа.

shatny_zhene

Pierre de Vallombreuse



Я совсем не фанат этнофотографии, особенно с лиризацией предмета съёмки, заигрывания с ним, всего этого скрытого гламура с поэтизацией, трагедизацией, пьяццолизацией и т. п. цветных цыганских юбок и рахитичных детей с объедками в руке, мне очень нравится тупая репортажная съёмка без всяких красот, подскоков и акцентирований, но в этих фотографиях что-то симпатичное есть. А на первой фотографии справа мне очень нравится Виктор Цой.

Gorky

Наташа



(без темы)

Весна. Невероятное количество обеспеченных одиноких алкоголиков по улицам в кафе. Сидят и наблюдают жизнь других. У большинства бутылка своего алкоголя под столом. При том, что в городе уникально огромное предложение общения по интересам, масса клубов спонсируется муниципалитетом, только приходи.

?

Log in

No account? Create an account