Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Category:

Цельность я и наскок кролика лены

" - Cаша, а теперь представь, что будет, если в формулу мироздания ввести траву!..
- Лена, попытайся не рассказывать этого, мне страшно представлять это"

Berlin-Kreuzberg, дома, вчера, разговор двух обкурышей


Вчера, зная, с третьего раза уже точно, в какие деструкции может опрокинуть отуплялка сознание, к какой пустоте подвести, я решил позволить себе эксперимент.

Не надо вдаваться в подробности, я их немного описал в этом треде. Обнаруживается (если прикладывать в этом состоянии усилия), что сознание обычно производит Я как связную поверхность предметов, различий, значений. Это само собой. И обнаруживать-то это особо не надо, попросту вчера это положение вещей особенно заострилось. Или, что то же самое, видимо: сознание и есть такая поверхность более-менее жёстко связанных различий. Более того, сама эта связанность задаёт и последовательность, то есть определяет характер психического времени, а также и "самоощущение" от него, отражающееся в наличии и динамике Я.

Обнаруживается (мной как самое потрясное и ужасное, для меня выступающее на первый план) другое: утрата контроля приводит к страху всё же. Вообще-то, это банально. А вот что мне показалось интересным: одновременно понятно, что контроль утратило не Я, но что-то глубже лежащее, потревожена и расшатана некая грамматика, которая и поставляет мысли, предметы, эмоции в сознание, ткёт всю эту связность, являясь ей рельсами.

Хрупкость обнаруживается (мной). Жуткое желание вернуться в трезвое состояние.

Хотя у кого как. Наверное, есть те, кто не боится утратить, у кого сознание не так хрупко, может быть. Или тренировка есть. И предаётся просто этому замедлению времени, коллапсу, взрыву связности через растущее обилие связей в полную бессвязность, к которому приводит нарастающая ассоциативность, от которой предметы толпятся у КПП сознания, так и не будучи пропускаемы, так как паспортный контроль охуел, тормозит или растерян и в отключке.

Почему, когда пропадает время в сознании, так мучительно? Вернее, они парно поропадают же.

Что такое "пропадает время"? - это просто: прекращается селекция, перескакивание иголки-фокуса внимания с дорожки на дорожку, вернее, прекращается плавное запланированное чередование дорожек вещей и их значений.

Гибель этого (наррации) в принципе, утопание в повторе, в антиселективности, топтание на месте - не знаю, как это может быть приятно, полезно.

С другой стороны, кто мне сказал, что стрела времени (хотя бы только в уме), движение вперёд её - всегда так уж приятны и нужны?

Никто не сказал, это мой выбор мироустройства, что ли...

Я подумал утром, что такое "лето" может быть мне всегда, и в этот раз: это открытость меня, самая лёгкая одежда, готовность ехать и идти куда попало, куда захочется, куда лениво и т.п., но при том, что стрела времени очень даже есть, и связность. И, что важно, связность ненавязчиво.

Но связность - это же не связность в консистенции судорог. Мне не надо избавляться от судорог. Но и тем, кто со мной вкурил - тоже. Не психотики ведь. Тогда что же ищется?.. Да невелика и разница. Ну, скажем, расслабление. Как просто расслабление, а не как побег там типа от старшего брата. Нам ведь, так сказать, и Старший Брат уже не брат, и тамбовский волк давно товарищ...

Лето действует и представляется спокойнее травы и существует в своём покое только на рельсах, гарантирующих хорошую связанность. Она вбирает, нанизывает объекты, даёт им место.

Лето расслабляет настолько, насколько я могу выдержать, вернее, ну зачем мне больше.

Может быть, жаль, что я не могу позволить своему мозгу закипать. Говорят же однако люди, что от этого прёт.

Но тоже вот, "прёт"...

Слышали бы вы, что мы говорили друг другу. Это такое убожество! Если бы я не знал, что мои друзья бывают трезвы, я бы очень испугался. Эти повторы. Это бухающее тахикардией и хлопушками как в салюте, высоко и внезапно, пустое великолепие одного и того же, торжество повторения и обладания, но и отпущенности, вольноотпущенности. Эта морковь и подскоки, перебежки из комнату в кухню и в другую комнату, и так кругами, превратившие ещё два-три часа тому назад обаятельную Л. в прикольного милого, хотя и премного шального, кролика. Морковь, ставшая в свете травы запредельно оранжевой и сочной, исчезала во рту Л. как карандаш в допотопной точилке в виде мясорубки которая. Л. стачивала её так быстро и с таким упоением, что соревновалась, видимо, с купленной вчера соковыжималкой, которая так мила была Денису.

Какое-то непроходимо долгое время существовала только морковь. Одна, вторая, третья, аппетит был страшен, текли слюни, порой прыскали изо рта! Ох, эта хтоника... Лена, кажется, входила в могущий всё помочь снести, преодолеть и подорвать тотем. Причём, я и сам был обкурен, и не понимал, то ли кролик первичен, то ли Лена, кто в кого превратился, когда, что было в начале вечера, и когда начался сам вечер, и не придумал ли я когда-то потом или только что и Лену, и Дениса, и прошлое, их, моё, город Берлин, соковыжималку и так многое вообще, мысли стали обильными гроздьями, обросшими ассоциациями так, что еле качались на ветру моей головы. Может быть, правда - кролик?.. Вот так ужасно мне было.

От мысли, что я только что всё придумал, от её ужаса, спасало то, что я был в состоянии задавать себе и моим собеседникам вопрос: "А если я всё придумал, то где я набрал такого фактурного материала, а? Значит, что-то было в Начале? Реальность?!" Само же то, что может быть первичен и кролик - эта мысль ужасала, но не казалась ложью!!.. Ведь он мог придумать ещё и физические законы, и саму возможность превращаться, и способы верификации. Часто казалось логичным подойти и задушить кролика, чтобы хоть как-то прервать течение такого мира. Но тут появлялся страх: а что, если это ложь, и это придумал я, и это всё ещё Лена, и тогда ведь я придушу их двоих, и что зачем вносить непонятную непоправимость в это всё. И тут же припоминался Достоевский, и в меня резво входила его сумрачная мысль, без моей на то воли, как входят бесы в распахнутые души безумцев, не иначе: тогда выкинь кролика с балкона, а Лена просто выйдет в другую комнату. А что если само явление непоправимости только что придумал кролик или Лена?.. И я старался эту последовательность рассуждения помнить. Ужасно... Тяжело было. И бесконечно.

Потом безудержное веселье Елены Прекрасной, прыжки кроликолены, новый поток дебильных повторов уже сказанного, уже полное торжество над потоковым принципом сознания, каскад растаптывающего всё Повтора - торжество ума, сжатого в одну точку, над сознанием, которое имеет, как мне явно и окончательно подумалось и доказалось в конце вчерашнего прихода, определённо жёсткую потоковую природу, - и новые взрывы смеха от тщеты всего великолепия рассказа, некоторое бахтинское отчаяние карнавализовавшихся людей, смех над всем из пустоты, что ли, тотальное обнаружение пустоты, и опять взрывы витальности.

А потом началась ветчина, и мне стало плохо, потому что Л., ставшая кроликом, стала есть ветчину, что казалось мне противоестественно для кроликов, и потому противно видеть этот каннибализм, хотя я иногда понимал, что это Лена, но сильно проступил-наступил кролик, большой, яркий, красивый, в нарядном платье, немного уже апоплексически румяный Кролик Последнего Времени.

Я смотрел и был в тот момент подскоков восхищён силой этой решимости на безумие. Мне-то это - страшноооо!! А тут витальный кролик, которому это в кайф! С большим совершенно каким-то абсурдным, ломтём ветчины и ножом в руке, скачет, ржот, сыплет рассказами о балах и пастьбе народов. Мне думалось, как она вжилась в эту роль, как она не боится остаться кроликом, играет ли она, контролирует ли она роль, не страшно ли ей её очень персонально остановившееся время и мировая беспомощность. Как можно отважиться на такую дискретность??!! Иногда я боялся, что вдруг этот охуевший кролик скакнёт с балкона. В общем, если бы я не знал Л. до преображения, мне бы не было смешно. А так, да, карнавал. Мы смотрели этот театр с дивана вдвоём, я присоединился к фракции зрителей, выпав в эту фракцию в осадок, трезвея быстрее, чем Л., уже сорвавшаяся с околоземной орбиты. Мы так смеялись с этих рассказов и веселья кролика Л.. Я как дурак, трясясь от страха и на полном серьёзе свежепроблевавшегося и очнувшегося для Жизни Новой человека, пытался расспросить, не страшно ли это состояние?.. Какое там. Там было так, что спрашивать было не у кого!!

И вот это носителю этого состояния и не страшно ведь, что спросить уже не у кого и нечего и не за что.

Я так и не понял полноту торжества (мучительно мне было всё ж как никогда в жизни). Я только понял, что этот праздник существует т о л ь к о на очень чётких рельсах. Правильно заметил Д., второй зритель, и вообще не куривший, что чем меньше мыслей, тем в этом состоянии легче.

И правда, чередования морковь/ветчина были такими же простыми движениями, и само это чередование было таким же незамысловатым творчеством, как и само, в общем-то, убожество повествования накуренного субъекта! (отмечу: чаемое, целеполагательное убожество, убожество как техника карнавала). Д. верно отметил, что это только у меня рельсы стали множиться и расходиться, а вот Л. ехала всего по двум, и ровно, более-менее последовательно чередуя рассказы о том, как надо воспитывать народы, сумасшедше, вопиюще, бесконечно важными, тотально детальными рассказами о том, как она была одета в тот или иной раз (с)пасения народов.

Первое - гуманизм высокого розлива, а вот второе принимало мрачные фашистские обороты и настойчивость. "И я доказала, что мироздание... И они поняли... И снова я доказала, что мироздание... И они всосали..." Это первая линия. Вторая: "А теперь я скажу, как я была тогда одета. Эта кофточка, там были такие интересные оборочки, тут и тут и тут, и потом пуговицы я купила в тот день, когда... и пришито это было на... А трусы на мне были... А наверху..."

Тотально сорававшаяся с цепи амплификация (расширение описания, напр.: Я купил стул, Я купил стул себе, Я купил стул с двумя ножками себе, Я купил удобный стул с двумя ножками себе - и т.д.), с совершенно утраченными основаниями - это самая краткая формула травяного опьянения.

Пастырь народов, роскошно одетый - наш кролик Л. в этот вечер. Что интересно, самой Л., кажется, было наплевать (скромное обаяние), насколько сузилось её повествование. До двух линий. Но каким буйным цветом они цвели, какое расширение происходило здесь, какой Кандинский и кубизм... Так что какая разница, сколько линий, истинному пастырю нарративов на это плевать, на двух струнах сыграть квинтет или просто пьесу, или в оркестре, и даже в какой тональности и даже на мелодию может быть плевать.


В общем, правильно, что мы не пошли в театр, а занимались отжимом сока. Нет такого театра, как мы себе, редко, но устраиваем.

P.S. Вообще-то страшен в этом харде может быть только такой поворот, что очень трудно различить, делаешь ты что-то или ты это только думаешь. Но если помнить, что это невозможно различить, то делать ты в этом состоянии ничего особенного и не будешь. Только вот помнить, что ты подумал секунду назад, - тоже трудно.
Tags: амплификация, больные люди, время, депрессии, забавное, карнавал, лето, наррация, психофизика, страх, трава, хорошо посидели
Subscribe

  • (no subject)

    Погода сегодня так хороша (впервые), что парк у шёнебергского райисполкома превратился почти что в бар под открытым небом: сидит очень много людей с…

  • Завтра в рамках одинокой матери обречённой нежности

    Завтра в Берлине, где-то с восьми вечера в рамках вечера "Одинокая мать обречённой нежности" почитаю что-нибудь из моих сочинений. Пока не знаю, что,…

  • Двойная демонстрация на тему Израиля в Берлине

    По субботам и воскресеньям в Берлине практикуют дешёвые массовые развлечения: гуляния-демонстрации. Сегодня была антиизраильская демонстрация и рядом…

  • Путь домой оказывается дольше, чем планировалось

    Утром была забастовка работников железной дороги, и нам пришлось ехать вечерним поездом. Лайфхак: если твой дешёвый билет, купленный по…

  • (no subject)

    Ich kann tanzen – doch ich tanze nicht! Я могу танцевать - да, но вот, не танцую Ich kann singen – doch ich singe nicht! Да, я могу петь, но не…

  • Искусство Германии, вывезенное в конце тридцатых годов в Шанхай

    Из туалета в немецком отеле под Шанхаем, замечательная немецкая туалетная аутентика над писсуарами. Сразу бросилось в глаза сходство…

  • Соляной заговор

    Спровоцировал интригу, заговор в немецкой части отеля. Вчера за ужином макароны были немного солёнее, чем могли бы быть. Я сказал это на ушко…

  • Завтрак

    Хорошо быть ранней пташкой. Всё видно. Поехали на выходные на юг страны прогуляться, попутно сделать репортаж об имитации красного чая, о борьбе тех,…

  • Эволюция посетителей туалета в Кройцберге

    Примерно третий год как Берлин, по моим наблюдениям, медленно, но верно возвращается к унынию и утрачивает лоск, как здесь было, судя по литературе и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • (no subject)

    Погода сегодня так хороша (впервые), что парк у шёнебергского райисполкома превратился почти что в бар под открытым небом: сидит очень много людей с…

  • Завтра в рамках одинокой матери обречённой нежности

    Завтра в Берлине, где-то с восьми вечера в рамках вечера "Одинокая мать обречённой нежности" почитаю что-нибудь из моих сочинений. Пока не знаю, что,…

  • Двойная демонстрация на тему Израиля в Берлине

    По субботам и воскресеньям в Берлине практикуют дешёвые массовые развлечения: гуляния-демонстрации. Сегодня была антиизраильская демонстрация и рядом…

  • Путь домой оказывается дольше, чем планировалось

    Утром была забастовка работников железной дороги, и нам пришлось ехать вечерним поездом. Лайфхак: если твой дешёвый билет, купленный по…

  • (no subject)

    Ich kann tanzen – doch ich tanze nicht! Я могу танцевать - да, но вот, не танцую Ich kann singen – doch ich singe nicht! Да, я могу петь, но не…

  • Искусство Германии, вывезенное в конце тридцатых годов в Шанхай

    Из туалета в немецком отеле под Шанхаем, замечательная немецкая туалетная аутентика над писсуарами. Сразу бросилось в глаза сходство…

  • Соляной заговор

    Спровоцировал интригу, заговор в немецкой части отеля. Вчера за ужином макароны были немного солёнее, чем могли бы быть. Я сказал это на ушко…

  • Завтрак

    Хорошо быть ранней пташкой. Всё видно. Поехали на выходные на юг страны прогуляться, попутно сделать репортаж об имитации красного чая, о борьбе тех,…

  • Эволюция посетителей туалета в Кройцберге

    Примерно третий год как Берлин, по моим наблюдениям, медленно, но верно возвращается к унынию и утрачивает лоск, как здесь было, судя по литературе и…