Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Category:

что такое стиль? как соотносятся стиль и автор? как определить наличие ума у автора?

В одном журнале, уже не впервые и не только по поводу Лукьяненко, я встретил разочарованное замечание о том, что после знакомства с писателем, после нескольких его явно неумных фраз и глупого поведения за пределами своих книг - наступило разочарование и в книгах, в стиле.

Странно, почему у Лукьяненко ищут ум. Но это уже другой вопрос.

Например, сразу ясно, что ум есть у Стругацких, у Агаты Кристи, у Эдгара По, сомнительно, что есть он у Пелевина, несомненно есть у Сорокина, ум есть у Альбера Камю, Маркса и Фрейда, но вот сомневаюсь, что ум был у Канта, кстати, или ... или вот сложно сказать, умна ли Донцова, так же как невозможно установить наличие ума у Лукьяненко по его книгам.

Ну вот стиль у него есть. И у многих он есть. А у многих его нет.

Но стиль - это же просто! Это же просто слова, правильно гладко составленные, передающие т.о. картину эпохи, поведения в ней, сообщества, умным для стиля быть вовсе не надо. Я даже думаю, что чтобы быть хорошим писателем, лучше быть просто набитым дураком, просто впитывать словесные массы и ситуативность, на которые они нанизаны.

Чего он умного-то сказал, морального?

Остроумное порой бывает, так для остроумия ума не надо.

А что такое ум? Как обнаружить наличие ума у Стругацких, например?

Во-первых, там в их сочинениях есть рассуждения, в отличие от книг Лукьяненко, причем насущные рассуждения об основном вопросе жизни - о том, как себя вести, что такое быть моральным.

Эти рассуждения - тоже, впрочем, штука воспроизводимая, как жвачка. Например, Кант мне и не представляется потому умным человеком, потому что он выстроил логическое здание, совершенно замкнутое, лишенное действия даже, он просто нажевывал, начвакивал одну и ту же жвачку, перемалывал какую-то подножную языковую массу, и эта жвака распирала уже ему рот и черепную коробку. Ну, как и у Лукьяненко ситуация - жуй себе язык своей референтной группы, и  будет тебе счастье.

Рассуждение о том, как вести себя и что такое быть моральным - единственное то есть вообще стоящее усилий размышление и единственное свидетельство ума (а не способности строить силлогизмы) - оно ориентировано на разные группы, т.о., не предполагает нажевывания своего любимого языка, а предполагает соположение многих языков, ситуативностей, контекстов.

Но чего достаточно, чтобы быть хорошим писателем?

А вот стиля и достаточно! То есть чистейшей, незамутненнейшей трансляции языка, речи, ситуативности своей референтной группы.

Ну можно еще и поэтизировать немного. А можно еще и философствовать (это уже замашка на ум). Вот эти две вещи и были у Стругацких: они, транслируя незамутненно язык и жизнь советского кабинетного ученого, бюрократа, партократа - они еще добавляли в эту всю уютность и серость - огня. Всякими там космогониями, погонями и свершениями межпланетарного масштаба. Чтобы не так уж скучно было читателю хавать любимое и желанное (даже любимое и желанное бывает скучно хавать), добавляли они гагаринщину к быту степенных советских интеллигентов. Еще и философствовать порой успевали (херовенько и не широкообзорно, но все же отвечали, однако, на основные вопросы о том, как себя вести  этой группе).

Собственно, это все Лукьяненко у них всю эту технику и унаследовал, этот бобик прикольный очкастый с усиками и вечно в трениках толстячок такой весь уютненький кухонный. Но ум не унаследовал (там его мало было, но все же был). То есть группу он сопроводил чтивом из СССР на выход с вещами, но новых ответов на вопрос о том, как им жить, чтобы оставаться такими милыми кухонными интеллигентными в уютных трениках и с прикольными усиками толстячками - он не дал (Кстати, по виду все эти мужички, что Лукьяненко, что шобла-ёбла из "Что? Где? Когда?" - все одинаковые. Усики, животик, очечки, отечность. В Берлине действует два клуба "Что? Где? Когда?", я их иногда вижу, недалеко от дома у них сборище, ах, эти милые советские мужчинки, пушистики и лысики, толстики-подкаблучники, всегда с книжкой под мышкой, у нас тут вообще живут законсервированно и неизменно даже и шестидесятники-старики, с гитарами и палатками по грибы! и персонажи Сорокина живут - важные советские номенклатурные шишки на пенсии, в брежневских шапках-егорках, с женами в пиджаках и фиолетовых прозрачных шейных платочках).

Да и должен ли писатель давать такие ответы? Его любят не за то, а за уютное пребывание в любимой группе хотя бы на время чтения текста.

Вот Сорокин умный писатель, всегда только сливки с языка снимал, сгущал их, и эту сгущенку просто валил в текст. Но он еще и  умный - потому что это же языковое поведение оказалось выигрышной стратегией для многих, как форма изыскания идентичности кстати.

Tags: Лукьяненко, Сорокин, Стругацкие, восьмидесятники, поэты, стиль, ум, шестидесятники
Subscribe

  • (no subject)

    Серьёзность сочинений Сэлинждера: когда разбогател, выкупал у издательств и газет свои уже проданные им рассказы, передавал их в библиотеки с…

  • Биографии

    Вчера прочитал биографию поэта Бориса Рыжего из серии ЖЗЛ и теперь думаю, что это очень плохая биография. Мне она попалась случайно, мне хотелось…

  • (no subject)

    В эмигрантской литературе постоянна фигура рассказчика, писателя, автора. Это так скучно, так утомляет, так массово, это я, которое постоянно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 58 comments

  • (no subject)

    Серьёзность сочинений Сэлинждера: когда разбогател, выкупал у издательств и газет свои уже проданные им рассказы, передавал их в библиотеки с…

  • Биографии

    Вчера прочитал биографию поэта Бориса Рыжего из серии ЖЗЛ и теперь думаю, что это очень плохая биография. Мне она попалась случайно, мне хотелось…

  • (no subject)

    В эмигрантской литературе постоянна фигура рассказчика, писателя, автора. Это так скучно, так утомляет, так массово, это я, которое постоянно…