Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:
  • Mood:

Про детей и родителей

Есть несколько людей вокруг меня, очень разных, но схожих в одном: они гомосексуалисты (не гомосексуальны, но именно что гомосексуалисты), и ещё в одном: они всё же несчастливы. Они несчастны не потому, что их травят или ещё что-то. Никто их не травит, и своё отличие от других они не переживают именно в режиме избегания травли или того, что считают себя уродами. Социальное на них не давит. Таких вокруг меня нет. Т.е., вот так вот слабых, социально слабых. Нет, они очень даже с головой.

Я нахожу в них внутреннее несчастье.

Да, конечно, им трудно найти себе пару. Но не очень-то и трудно собственно пару. Почему-то им трудно остаться с парой.

Я-то считаю гомосексуальность, эту модель отношений, болезнью, всё же сбоем. Они не могут остаться со своей парой как раз, думаю, потому, что это и есть остаться с материализацией своего сбоя.

Я пытаюсь разобраться , потому как в последнее время всё больше вижу их неустроенность. Я понял, что исправлять здесь ничего не нужно уже, менять это бесполезно, так сложилось, наверное. Да, так и сложилась очень чёткая и не анализируемая почти душевная конституция, способ отношения с другими – модель, модус, способ – то, что называют сексуальностью.
Вот что я нахожу: влечение в г/с варианте – это влечение к такому же (едва ли не зеркальному отражению, к близнецу-близняшке) или к более совершенному/настоящему/сильному, а также это влечение связано с мотивами возвращения, собирания, получения-должного, должного-но-утраченного.

Ещё симптом: острая фиксация на выглядеть, на зеркале, «страх зеркала».
Когда это началось? Чаще всего, выясняется, в детском саду ещё. Причём, в этом варианте память обязательно ясная, и не только по поводу влечения к кому-либо (нравится мальчик/парень/девочка/женщина), но вообще очень ясная ранняя память, и очень часто не фрагментарно, а целыми сюжетами с яркой вербализацией сюжета и визуализацией.
Далее: обязательно была тяжёлая ситуация в семье, напряжённые отношения с родителем, или же напряжённые отношения между родителями, или же вообще напряжённая ситуация в семье именно в период до пяти – шести лет.
Ещё: явный инфантилизм, или же, наоборот, страх быть инфантильным, некомпетентным, слабым. Ещё, они очень молодо выглядят. Как в статике, так и общий строй движений, жестов, мимики, что ли.

Далее: та же картина, во всех выше обозначенных элементах, но с некоторой пока мне неуловимой вариацией, есть и у тех, кто гомосексуален, как ещё, наверное, говорят, бисексуален. Этим, по-моему, вообще тяжело: какой-то неслабый телесный сбой. Если первые хотя бы чётко знают, к кому они расположены, то у этих некая потерянность. Отношения бисексуалов с этой картиной-сюжетикой проходят по схеме невроза – через отрицание-возвращение. Что регулирует смену – я и не улавливаю. Но явно какие-то из невыявленных мной элементов г/с набора.

Нужно заметить, у меня не так и много материала-то. Так что, могу говорить смешные вещи, ошибаться. Ну, люди знающие пусть поправят в комментах.

И вот что за ситуацию я нахожу в основе г/с (об отсутствии чего-то – т.е. об ущербности, выщербленности я говорить не могу – это очень цельные, замечу, люди, очень, сильные – ситуация не описывается в терминах негации, отсутствия), в самом общем виде:
лет, наверное, с двух до пяти, но вообще-то и раньше кое-что было значимо, получается, ребёнку не удаётся собрать цельное представление о себе. Вернее, начнём с этого: ему некомфортно. Именно в отношениях, а не физически или корма там недостаёт. А когда у нас начинаются отношения? А тогда, когда мы делаем, или мы вынуждаемы – делать выбор, предпочтение, напр., ты – с тем или с этим, за красных или за белых? К этому подталкивают ребёнка лет в пять – шесть. В наиболее обобщённом виде отношение к кому-либо мы и называем сексуальностью (приятием, привязанностью-отвязанностью, не важно, слово секс-ть мне не очень «катит» - это да; я несклонен называть секс-ю ниченго, кроме вообще потребности в любви и некоторой предзаданности в этом вопросе).

Важно то, что было до того. как ребёнка подтолкнули сделать этот выбор, напр., любишь ли папу и маму или и папу и маму? Или бабушку в противовес папе и маме? Или любишь маму, а не папу? Или папу, а не старшего братика, которого любит и мама и бабушка? И так далее. В два года, и в три и в пять ребёнок не может разобраться в этой сложной интриганщине, если таковая имеется. Напр., ситуация: папа не любит ребёнка, но любит маму. А мама любит и папу и ребёнка (я вообще от фонаря пишу, так что могут быть логич. неувязки, не обр. внимания). И вот этот папа хотя и высказывает-выказывает все знаки приятия ребёнка – из-за мамы, чтобы она на него не злилась, но ребёнка не любит. А ребёнок-то ведётся на эти знаки. Которые контекстно не обналичиваются – вы уже поняли – в достаточной мере. И, напр., папа оч. даже двоится в голове. Как любящий и как нелюбящий снится, напр.. Или вот, напр., тому, чтобы папа чувствовал себя уютно в семье, мешает его мама, бабушка ребёнка. И тогда для ребёнка любимый папа – это запретный плод, неоплаченное удовольствие. Чтобы его получить, получить право им польхзоваться – т.е. любить отца и получать любовь от него, ребёнку придётся встать на сторону бабушки – а та ненавидит мать ребёнка. А ребёнок любит мать, которая любит отца. И ребёнок любит бабушку, или, по кр. мере, видит её силу, т.е влияние на благосостояние семьи. И он не может ни остаться со своими родителями, ни позволить себе наслаждаться любовью своего отца или матери с позволения бабушки.

Историй много. Везде оказывается следующая вешь6 родители не смогли создать такого контекстного поля, в котором ребёнок мог бы идентифицироваться – но не в половом статусе – тут осторожнее – но как просто человек, как представление о себе. Значения о нём в его голове неустойчивы и двоятся, троятся, роятся. И взглянув в зеркало, он не может понять, плох он или хорош. Он чем-то как бы виновен. Такая вот фигня. А виновен он в том, что его любовь к кому-то из его ближайшего, семейного окружения – жертва или серп по яйцам кому-то другому, короче, запретное. Но желаемое. И он не может вплести знаки эти, этой любви, в себя. Они так и остаются подвешенными. И как раз в тот момент всё это дело делается, когда нужно выразиться в отношении к миру. Ну, конечно, и ролеполовогендерный статус тоже заявить. Но это не главное. Часто из очень нежных девочкоподобных мальчиков вырастают классные мужчины именно, совсем не г\с. И наоборот. Важно вот что: оказывается ли этот ответ миру, окружению, ближайшему. а потом и не очень близкому – ДРОБНЫМ ИЛИ ЦЕЛЬНЫМ. Контектсуально, знаково, как угодно обзовите.

Суть, повторю, в том, что когда-то была закреплена как основная, первичная ситуация того, что ребёнок не уверен в некоторых кардинальных значениях – а для ребёнка эти значения – значения Любви. Выказываемая любовь, или любовь отнимаемая, или любовь из долга, или нелюбовь откровенная, разрушительная. И вообще момент «исподволь» – который способствует размыванию единства поля, в котором должна бы высториться идентификация. Вот эти варианты все жуткие лежат в основании гомосексуальности.

Почему гомо – ну, это же просто: ребёнок застывает в непрописанности самого себя. И ищет – основная фишка в рассуждениях гомосексуалов – такого же, подобного-себе-но-лучшего, смогшего идентифицироваться, короче, состоявшийся опыт подобной его собственной идентификации в подобной же как у него ситуации. Растянувшаяся стадия зеркала. Не знаю, об этом ли говорил Лакан, когда говорил «стадия зеркала» - у меня часто впечатление от его чтения, что это писано алкашом или бздуном высшей категории, или конспектировано не совсем вменяемыми студентами. Для меня суть здесь в том, что зеркало надолго генерирует постоянный режим или/или, постоянную деструктивность, неустойчивость значений, ненастоящесть, это ощущение. Вообще я по гомосексуальности почти ничего не читал. А то, что читал – так то получается, что каждый подросток пидарас. И любой серьёзный кризис в личности непременно имеет г/с исход или подложку.

Несчастье г/с-ти именно в том, что сама модель отношений с найденным желанным не может привести к упрочению этих отношений, не может иметь развития, качественного обновления. Это будет всегда повтор, повтор и повтор (что есть и в обычной паре, что такое любовь как не постоянный повтор того же самого – смысла, значения, контекста, понимания – подживления этого всего к новому материалу? – да и повтор действия тоже, напр., секс, ритуалы), но не позитивного, а негации. Т.е., соединение невозможно, соединение с другим. Потому что ищется зеркало, которое не вводит в режим или/или. Повтор негаци и расставания – потому что суть не в том, чтобы быть понятым и принятым в этой зеркаллоситуации, но в том, чтобы из неё выпрыгнуть.

Вот почему чаще всего отношения многих гармоничных г/с пар или распадаются или становятся дружбой. И вообще, чаще всего г/с отношения мало связаны с телесностью, с сексуальнсотью, гомосексуалы ищут дружбы, по их же словам, дружбы как понимания.

Ну, тут сложно, я не знаю.

Я сужу по литературе, в которой гомоэротизм явно другая любовь, чем любовь обычная. Г/с любовь – это любовь-восполнение, больше основана на ситуации первичного ущерба, чем на движении в чему-то иному выщербленной неустойчивой идентичности.

В моём объяснении мне самому кажется не очень состоятельным то, что я слишком много вниманияуделяю первичной фиксации. А ведь все эти фиксации легко, как мне кажется, перефиксировать. Но моё объяснение кажется мне более состоятельным, чем объяснение Лаканом случая Шрёдера. Но Шрёдер - это, каж., всё же о связи г-ма и паранойи. А вот как психоанализ объясняеть гомосекс-ть - я не знаю. Знаю,что я объяснил более состоятельно, потому как у меня не действуют сумасшедшие люди, оперирующие фразами типа "я его ненавижу, поэтому он меня любит".
Tags: ЛГБТ, детство, психоанализ, сексуальность, философия
Subscribe

  • Норма - 2

    Сэлинджер пишет о том, что многие солдаты, увидевшие лагеря уничтожения в Европе, впали в депрессию, да так, что их отправляли с фронта домой. Я…

  • Норма

    В Фульде, в этом самом немецком, до анекдотов о фульдинцах, городке, есть сеть магазинов NORMA. В качестве фульдинских сувениров с сорокинским…

  • Книга историка О. "Моя любовь в Треблинке"

    Написана от первого лица как воспоминания еврея-трансгендера (неоперированного, конечно же), воспринимается ни на ура, ни с отвращением в немецком…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments

  • Норма - 2

    Сэлинджер пишет о том, что многие солдаты, увидевшие лагеря уничтожения в Европе, впали в депрессию, да так, что их отправляли с фронта домой. Я…

  • Норма

    В Фульде, в этом самом немецком, до анекдотов о фульдинцах, городке, есть сеть магазинов NORMA. В качестве фульдинских сувениров с сорокинским…

  • Книга историка О. "Моя любовь в Треблинке"

    Написана от первого лица как воспоминания еврея-трансгендера (неоперированного, конечно же), воспринимается ни на ура, ни с отвращением в немецком…