Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:

продажа фотографий жопы и дочери состоялась

Была когда-то жуткая история долгое время в одном жутком городке, который был столицей католичества Германии и лежал прямо в географическом центре Европы, и был тихим омутом, и жила там маленькая девочка, переехавшая из России со своей мамой и со своим папой...........

Нет, надо по-другому сказать, совсем просто:

когда-то часть моего блога была переведена на немецкий, упорядоченный кусок о ребёнке, о переезде в Германию, о любви к одному парню, это сделал мой друг Игорь, носился с этим текстом по своим друзьям-литераторам, мне было скучно, история с чтениями и публикацией затухла, но текст остался;

потом ещё часть блога перевела полиция и мой адвокат по делу, включавшему обвинения в антисемитизме, гомофобии, нацистские призывы и педофилию.

Два этих чудесных камня легли в основу моего немецкого блога, где я иногда тоже пишу, но мало, но вот зато читают и комментируют меня не в пример избалованным вам. Мало читателей, хотя по немецким меркам много, и каждый кусочек обсасывают долго и до косточки.

Иногда я там публикую фотографии, на вес золота чтобы было, и тогда совсем много комментируют.

Сегодня закончился аукцион на е-бэе, где я продал пять фотографий моей жопы, художественно сделанных, и две фотографии моего ребёнка, тоже художественно сделанных, одним пакетом, за неделю цена дошла до 67 евро. И это фигня, я думаю, по цене, и ситуативно как это сделано, это ушло одному человеку, одному постоянному там читателю с 2009 года, как я знаю, берлинец и работник католической церкви, когда я ещё жил в этом маленьком городке, он говорил мне, что мне надо перебраться только в один город, в Берлин, и предлагал информационную помощь. Но тогда мне нужна уже была другая помощь - социотерапевтического плана, то есть просто водить за руку, и деньги. Да какое там социотерапевтического. Банально психиатрическая госпитализация, что советовали все психиатры и психотерапевты. Но было невозможно, увы, по многим причинам, полежать и отдохнуть. Спроси я у него это, видимо, предложил бы, но я растерялся тогда.

Фоток ещё много, и можно сделать ещё лучше, и моя дочка и моя жопа при мне, и другие интереснейшие объекты и творения моей жизни.

Это был эксперимент, я не скажу, чтобы рад особенно, у меня неделю назад после попойки было весьма игривое настроение, и хотелось чего-нибудь отчебучить, отмочить какую-то хуйню.

***

Вчера вот тоже, водил народ по городу, мой тур "Русский Берлин первой половины двадцатого века" продаётся всё лучше, он сделан из истории спецслужб начала века, историй агентов, которые сами запутались, на кого работают, и культурно-литературной истории. Люди любят всё же куски типа "Nacht, Tauntzien, Kokain, das ist Berlin!" Это написал Андрей Белый, потом это стихотворение вошло в десятки разных шлягеров того же времени здесь. А это не совсем ведь то, что я сказать хотел. Я говорил ясно о том, как русские перенесли сюда Петербург, и это отразилось в истории трёх улиц.

Но тур был два с половиной часа, люди уже уехали, я уже ничего не могу поправить, живой автор, аутентичный.

А в блогах можно поправить, обмен ещё интереснее.

Ну как когда, конечно.

Например, я уже обмениваюсь с русскоязычной аудиторией чем?.. - это только тексты. Потому я так зло неделю назад написал, что мне мало обмена.

В немецком блоге я делал всё расчётливо и сознательно, хотя и левой ногой:

1) все должны просить "Ёлочка, зажгись!" - то есть: фотографии без текста - это ноль, как ни фоткай хорошо этот уже сверх жопы нафотканный город. Важно: магистраль, общечеловеческий нарратив, вписанность каждой вещи, события, картинки в трепетнейшую важную историю; кусок текста подавался как кусок нового торта, новая роскошь, мне было просто это делать, почти все такие куски до 2010 года, большие смачные куски, были переведены Игорем и его друзьями, они редакторы в больших газетах и сами авторы книг, правда, ограниченного содержания - о любви гомосексуалов;

2) я никогда не позволял себе напиться и писать что-то, а публиковал только два дня или два года отлежавшиеся тексты шли в эфир, в отличие от этого блога, где записи существуют в реальном времени их думания; ещё из дешёвых вещей: я публиковал там детальные прогулки по Берлину, Шанхаю и мелким городкам Германии, глупые фотоотчёты, они о чём-то свидетельствовали для аудитории, мол, он не только с ума сходить умеет, но ещё и принимает участие в репортёрской работе своего мужа как сотрудник на полставки, а ещё я публиковал отчёты о сексуальных своих похождениях, очень продуманно, согласно простой теории Фрейда о том, что сексуальные действия выражают наши социальные установки, и склоность таким образом к плевкам в рот может свидетельствовать о политической даже позиции.

В общем, в немецком блоге всё шло и идёт по плану.

Но вот что меня и там раздражало: читатель снимает сливки в комфортном виде текста и изображений, голоса и видео, сидит, жрёт и так далее, а я тут для выработки этих знаков, для передачи этих живых импульсов - на говно исхожу и т.п. То есть, кто-то в комфорте получает кое-что, что его оживит и сделает чутким и подвижным, а кому-то есть нечего и загибается в депрессии и оцепенении. Непорядок.

Потому неделю назад взбрела мысль о продаже фотографий жопы и дочки. Нет, сначала я был просто пьян, и думал, что как мне удержаться, господи, чтобы не запостить своей многомиллионной русской аудитории фотографии моей прекрасной жопы просто из чувства противоречия и здорового эксгибиционизма. А потом подумал: да и не надо!

Надо дать немцам. Они и толерантнее. Им ужас перед жопой не затмит глаза, чтобы и в жопе увидеть все основные линии моего повествования.

Может быть, немцы и счастливее, и должны немного платить, то есть, что-то давать взамен точно уж.

Ведь они получили совсем комфортный текст: стройно красиво переведённая история из трёх линий:

- эмиграция и развод, распад семьи;

- два ребёнка, один несчастный, мой ребёнок, десяти лет от роду, и другой счастливый - мой друг и любовник, семнадцати лет - очень переплетаемые и запараллеленные истории;

- противостояние немецкой бюрократии, когда я даже не владел языком, вообще никак.

Ну и там всякие конечно интересные вещи как деформация статуса отца, разных социальных статусов, связанная с переездом и сексуальной ориентацией. Смена возраста, например, социального, жуткость некоторая, как я помолодел по сравнению с тем, каким я уезжал из России в свои 28 лет.

Немецкий блог будет так и дальше идти, туда теперь я присоединил все почти группы, которые мне здесь важны, например, своих друзей или тех, с кем учился. Все что-то приносят.

А русский блог как иссыхающий в моей ситуации источник. Независимо от того, что все стонут, что ЖЖ, мол, вымирает. Не знаю. Я просто пользую только язык и ещё умы немногих людей здесь. Для меня как склеротизация, сильное ощущение утраты вследствие того, что мы всё больше и больше живём разными жизнями, не связанно. Сначала блог был как раз среди друзей этот.

С другой стороны, как живо я стал чувствовать именно слова.
Tags: И., Игорь, Фульда, дети, зачем пишем, нарратология, политика партии
Subscribe

Posts from This Journal “нарратология” Tag

  • Один телевизионный приёмчик

    Почему так омерзителен момент, когда в телепередаче старики начинают перебирать фотографии и что-то там лопочут, рассказывают про них, а камера…

  • Кто нам рассказывает истории?

    К рассказам о святом нельзя допускать кого попало. О войне? Значит, это должна быть мать прежде всего. Батяня-комбат потом. Сыну полка и то доверить…

  • (no subject)

    Артур Хейли, "Аэропорт" - сильное опрощение. Вообще в жизни уже давно не притрагиваюсь ни к какой художке и философии, потому что однобоко,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

Posts from This Journal “нарратология” Tag

  • Один телевизионный приёмчик

    Почему так омерзителен момент, когда в телепередаче старики начинают перебирать фотографии и что-то там лопочут, рассказывают про них, а камера…

  • Кто нам рассказывает истории?

    К рассказам о святом нельзя допускать кого попало. О войне? Значит, это должна быть мать прежде всего. Батяня-комбат потом. Сыну полка и то доверить…

  • (no subject)

    Артур Хейли, "Аэропорт" - сильное опрощение. Вообще в жизни уже давно не притрагиваюсь ни к какой художке и философии, потому что однобоко,…