Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:

классика

«Вчера Сергей Николаевич вернулся из Тулы и видел Лёвочку в Ясной Поляне. Сидит в блузе, в грязных шерстяных чулках, растрепанный и невеселый, с Митрофаном шьет башмаки. Мне подобное юродство и такое отношение к семье до того противно, что я ему теперь и писать не буду. Народив кучу детей, он не умеет найти в семье ни дела, ни радости, ни просто обязанностей, и у меня все больше и больше чувствуется к нему презрения и холодности. Мы совсем не ссоримся, ты не думай, я ему даже не скажу этого. Но мне так стало трудно с большими мальчиками, с огромной семьей и с беременностью, что я с какой-то жадностью жду, не заболею ли я, не разобьют ли меня лошади, - только бы как-нибудь отдохнуть и выскочить из этой жизни».
(сестре, 5 февраля 1884).

«Жаль, что мои роды не кончатся до вашего приезда. Хорошо бы эту мерзость проделать в одиночестве».
(сестре, 22 марта 1884).

«Не на радость, а на муку еду в Ясную. Лучшее время – купанье, покос, длинные дни и чудные летние ночи я проведу в постели, с криком малыша и с пеленками. Иногда на меня находит буйное отчаяние, я готова кричать и приходить в ярость. Кормить я не буду, возьму кормилицу».
(сестре, апрель 1884).

«Я ушел и хотел уйти совсем, но ее беременность заставила меня вернуться с половины дороги в Тулу… Все-таки жалко ее. И все-таки не могу поверить, что она такая деревянная. Только что заснул в 3-м часу, она пришла, разбудила меня: «Прости меня, я рожаю, может быть, умру». Пошли наверх. Начались роды. То, что есть самого радостного, счастливого в семье, прошло как что-то ненужное и тяжелое. Кормилица приставлена кормить.
Если кто управляет делами нашей жизни, то хочется упрекнуть его. Это слишком трудно и безжалостно».
(Лев Толстой, Дневник. 1 июля 1884; записано 12 июля).

http://clear-text.livejournal.com/362288.html

Во всей этой хуйне не хватает "И несмотря на то что жизнь наша была тяжёлая, мы были очень счастливы могу я сказать оглянувшись назад". Ну этот рефрен впрочем мы все и так слышали на уроках литературы или в церкви.

Кстати, я считаю, что счастье из оглядки назад виднее - потому что если ты ещё способен туда оглянуться, это было не так уж страшно, это и правда счастье, что у тебя остались то есть значит способности оглядываться, глаза на месте, способность тикать, убегать и съябываться, оглядываться, вообще мозги ещё работают после всех этих абсурдов, пиздеца самовзятого на себя и ужасов в которые все их участники радостно подставили свою шею.

- Так а что кисет-то, мил человек?
- А с кисетом... с кисетом было трудненько... Но расскажу про кисет...

Tags: Толстой, больные люди, гендер, идиотизм, нравы, святое, семья, страсти
Subscribe

  • (no subject)

    В Берлине, не считая гонконгцев, очень много именно пекинцев, и это видная, самая заметная, всегда освещаемая прессой и заметная в культурной жизни…

  • (no subject)

    Раньше я думал, что у людей, стоящих и смотрящих подолгу на дождь из окна, ноль внутренней и внешней жизни, полное нечего делать, и они от скуки…

  • Дорогие товарищи!

    Классное начало у фильма Кончаловского "Дорогие товарищи!", ход сразу в дамки: мать-сталинистка просыпается с утра в постели с каким-то мужиком,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments

  • (no subject)

    В Берлине, не считая гонконгцев, очень много именно пекинцев, и это видная, самая заметная, всегда освещаемая прессой и заметная в культурной жизни…

  • (no subject)

    Раньше я думал, что у людей, стоящих и смотрящих подолгу на дождь из окна, ноль внутренней и внешней жизни, полное нечего делать, и они от скуки…

  • Дорогие товарищи!

    Классное начало у фильма Кончаловского "Дорогие товарищи!", ход сразу в дамки: мать-сталинистка просыпается с утра в постели с каким-то мужиком,…