Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:
Сцена сегодня в хозяйственном магазине:

 - У моей крысы опухоль, выросла за две недели большая под ухом, не знаю, как быть, у вас нет хорошего средства от крысиных опухолей?
 
 - Нет, у нас нет, но вы спросите на втором этаже, в зоомагазине.


Ну а что, сцена будущего, биотехнологии проникли в умы. Организм как машина, врачи как продавцы, продавцы освежителей воздуха как врачи-онкологи.

Наверное, таких людей немного, кто крысу воспринимает как часть дома, а не как живое такое же как у тебя тело. А вдруг много. Купил крысе какой-то порошок, посыпал ее, она опять бегает. Может быть, и так надо.

Я не выдержал и сказал: Вы что? Вы себя дустом попробуйте для начала, а потом крысу. Знаете, поди, что крысиную опухоль лечить восемьдесят евро стоит, а таскаетесь ищете себе освежитель для мозгов вместо того, чтобы восемьдесят евро отдать и не грешить.

У меня неделя была нервная как давно не было, да еще и туристы валом, и постоянно дети, совсем я озверел. Вчера тоже вот... Нет, это совпадения. Обычно немцы ведут себя тихо, стараются не выебываться все же.

Вчера: очередь в продуктовом к кассе вечером, духота, полчаса до закрытия. Я забыл сок купить. Говорю сзади стоявшему мужичку: я отойду на минутку, мне сок надо взять еще, Вы уж не забудьте меня, если я вернусь, а то очередь длинная, вставать снова не хочу.

Ну все объяснил, мужичок-старичок покивал.

Подхожу, а мужик не пускает, да и говорит еще, что у них так не принято. Что раз встал, юноша, - надо стоять, не гулять, а то ишь, очередь занял и пошел гулять, а другие стой за него.

Пиздец. Я думал, я его там убью на месте. Хорошо, что руки были заняты.

Но рот был свободен:(

Сказал, я уже не мальчик чтобы слушать старых пиздунов, я просто так выгляжу невинно и юно, потому что не бывает запоров и нет яда внутри, как у старых мешков говна под завязку, и что не знаю их рабских обычаев, мне наплевать на их обычаи, что нельзя жить как бессловесные твари только по завету и обычаю, что неужели немцы вот такой вот раболепно традиционный, неспособный говорить народ, что Ницше и Гитлера - явно недостаточно для перевоспитания этой мягкохребтинности. Остапа просто прорвало во мне.

О, очередь мне аплодировала, хохотали и осуждающе бухтели, сами такие же мигранты, молодые хипстеры со всего мира, как и я все общительны и правила постоянно меняются - это правило! - нам так остопиздели эти порядочные немецкие старички, с правилами ПО УМОЛЧАНИЮ, они все тормозят, дуют на воду, они не пускают нас работать, они придумали себе систему старения и минимизации своих жизней...

- их общество скоро треснет, так как они не успевают обгонять свою старость - слов ведь нет уже. Уже уши и шеи трясутся от старости, уже двумя ногами сволочи старые поношенные в могиле, нет же... так и не научились себя вести по-человечески.

Я ВСЕ ЭТО И СКАЗАЛ. Не кричал, но громко и ясно.

Старик хотел отказаться, пропустить меня вперед уже, он явно как-то струхнул, но я пустил самую натуральную слезу, сказал, что пусть стоит, позорит свои седины, пусть все видят как он отстоял свое место в очереди, блядь, солидарность поколений как работает-то извратно, как глупы его с потолка взятые правила по сравнению с тем, что я сердечно его попросил. Он пожал картинно плечами и остался стоять, но было видно, что ему хотелось просто убежать из магазина. Все же какая я сука и как это было жестоко. Но что-то он меня правда выбесил.

Как хорошо, что приехали дети, Маша и ее друг (знакомый парень, решивший перебраться в Берлин из его гомофобской деревни). А мои чудесные дети, с которыми я всю неделю играл в бадминтон, катался на велосипеде и купался - уехали в Мосвку на каникулы к папе. Остались, впрочем, еще пара, совсем малыши, двух и восьми лет, я им больше еду готовлю и читаю книжки, купаю их и укладываю спать, мне с ними тоже здорово. Но с собственным ребенком вообще здорово, я запланировал две выставки посмотреть, кино на открытом воздухе, вместе готовим поесть, сыграем в одну настольную игру, и кино дома. Восемнадцатилетний Юлиус, кажется, в два раза младше Маши. Ходили втроем на наш знатный рынок на набережной. На рынке уже фотографов и кинокамер больше, чем продавцов, я не понимаю, чем рынок так интересен особенно уж, тысячи лет и во всех странах он один и тот же. Один продает, один покупает, еще двое снимают их - нередкая сцена теперь там. Но что я заметил в последние два месяца: чем он больше, тем он дешевле. В прошлый раз я купил три килограмма манго за евро, а в этот раз пятикилограммовый ящик за евро. Еще Юлиус и Маша просятся на какую-нибудь злачную дискотеку, но я думаю пусть сами и идут, есть такие заведения для совсем юных особ. Как раз сегодня живая музыка в дискотеке "Ромео и Юлиус" недалеко от дома, вход только до 25 лет. Как я туда? А коробку с барахлом они уже распотрошили и я отнес ее обратно в подвал.
Tags: Kreuzkölln, Берлин, выходные, дневник, жара, крысы, наш околоток, нравы
Subscribe

  • (no subject)

    В Берлине, не считая гонконгцев, очень много именно пекинцев, и это видная, самая заметная, всегда освещаемая прессой и заметная в культурной жизни…

  • (no subject)

    Раньше я думал, что у людей, стоящих и смотрящих подолгу на дождь из окна, ноль внутренней и внешней жизни, полное нечего делать, и они от скуки…

  • Дорогие товарищи!

    Классное начало у фильма Кончаловского "Дорогие товарищи!", ход сразу в дамки: мать-сталинистка просыпается с утра в постели с каким-то мужиком,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments