Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:

На родную кафедру наконец-то открыто приходят настоящие учителя

Узнаваемая история: студента тягают за политическую активность сотрудники разнообразных внтуренних органов, приходят на кафедру читать моральные отповеди, все пока помалкивают, звонят из ректората, интересуются посещаемостью.

Пока ещё интересно, чем закончится, хотя, сдаётся мне, это уже предсказуемо.

И как бы наш Ильич (завкаф, Владимир Ильич Разумов), любящий, чтобы все жили в мире, чтобы в тесноте, но не в обиде, чтобы всё между собой, и чтобы победила дружба, как бы он ни хотел, чтобы всё миром решалось, сдаётся мне, и ему придётся признать, что кое-что в его студентах уже не укладывается в рамки последующего приятельского перетирания по телефону с начальниками милиции и журения.

Хотя бы потому, что это и не должно быть возможно всегда!

Ещё на моей памяти, когда я там работал до 2006 года, не помню, четыре или пять лет я там работал, но уже было как-то так, что ошибки молодости, не говоря уже о "политических закидушках" (а есть ли они в Омске, политические позиции? есть ли там что-то кроме семейной, групповой, артельной и т.п. повязанности?). Я вот к чему: если студент неосмотрительно открывает рот где попало, так надо ему как студенту филос. кафедры это простить как грехи юности, ибо это его будет работа - открывать рот, и тут ошибки возможны, где его правильно открывать, а где неправильно! Но реальность суровела уже и тогда на этот счёт непохожести и небрежения возрастом ошибающихся. Сурово было до непедагогичности уже и тогда.

Хотя у нас тогда ельцинская оттепель и затянулась надолго, кажется, подольше, чем у других подразделений учебного комбината ОмГУ им. Достоевского: диссеры защищали все, кому не лень, просто пачками народ становился кандидатами наук, темы были одна другой фантастичнее, феерия и сказка философии представала во всей красе во плоти, часто даже сам защищающийся не знал, что он написал, и это всё свобода и креатив, полная гласность, возможность писать и говорить вообще просто всё, даже полную, да и пусть с ней, ахинею, и это всё тепло всегда и бурно праздновалось, вся ахинея весело и с самоиронией признавалась, обсуждалась, была атмосфера постоянного ликбеза, радостного знавания нового, усвоения опыта Запада и новой жизни, празднования на кафедре проходили шумно, бурно, раза два, а то и три в неделю, я вообще не помню, чтобы я просыхал хоть на пару дней в эти несколько счастливых в общем-то лет работы на кафедре философии ОмГУ, и пили мы вовсе не мрачно, не по-советски и не по-путински мрачно заливали, а по-ельцински пили, весело, с огоньком, помногу. Искренне. Хотя уже и суровело вокруг, истории всяких вычищений, отчислений весьма уже расползались.

***

Меня вот что больше интересует, чем эта история с приходом работника органов прям на кафедру и начинающейся, по-моему, тихой травли с последующим тихим отчислением: зачем писать на отмороженные, оторванные от всего интересующего темы, типа Витгенштейна (темы Витгенштейна, да, очень важны и могут многому научить, и вообще романтика такая, что надо молодым, но вот в записи сказано об этом в самом конце, о чём пишет студент), если под носом интереснейшая перспективная проблематика, темы прям под ногами, да так, что в них чёрт ногу сломит (вот как эта история), и они интересны и могут быть описаны очень и очень интересно именно что философски и стать и учебной работой. Я до сих пор не знаю, сам был тогда молод: мои коллеги не хотели или не могли и не умели писать об актуальном? или же были просто натасканы писать о птичках и цветочках (чтобы не казалось, что совсем о цветочках и птичках - то к ним присобачивалось имя Франциска Ассизского, читавшего проповеди птичкам и капусте).

Вопрос этот риторический скорее, так как все так и пишут, про форму роз в стихотворениях какого-нибудь Пидагора или же, да, величин порядка Витгенштейна, но это особенно дела не меняет, или же запятые у Пушкина как подсчитывали сто лет назад так и продолжают подсчитывать.

Студентов гуманитарных кафедр сызмальства натаскивают писать ни о чём, это важнейшая часть профессионализма.

А вот тоже история трёхгодичной давности из Омска: ГУВД рекомендует отчисление, вообще, кажется, по подковёрным вась-вась основаниям, и его проводят, но только непрямо.

А один ВУЗ Москвы, ВШЭ, постоянно такого не делает, но по всяким новостям только он один. И как им это только удаётся?.. Ну вот дайте студентам исследовать эту тему, как так получается у ВШЭ, снабдите аппаратом, коим эти явления исследуются, они же с радостью напишут!
Tags: Омск, алкоголь, вести с родины, кафедра философии ОмГУ, конец ельцинской оттепели, настоящая философия
Subscribe

  • Спор и согласие как коммуникативные стратегии - Германия и Россия

    Спорить не принято даже у немцев, окончивших университет. Кажется, как раз там учат не спорить, а сглаживать. Контакты устанавливать (Kontakte…

  • Кожа в наше время

    В автобусе бросилось в глаза: человек с чемоданом из настоящей кожи и с сумкой через плечо из настоящей кожи. Большой чемодан и большая такая сумка,…

  • Как хорошо уметь забывать

    Восемь лет одна моя подруга живёт в Берлине, в Германии. Постоянно, непрерывно до этого лета ходила на курсы немецкого языка. У неё муж немец, к тому…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • Спор и согласие как коммуникативные стратегии - Германия и Россия

    Спорить не принято даже у немцев, окончивших университет. Кажется, как раз там учат не спорить, а сглаживать. Контакты устанавливать (Kontakte…

  • Кожа в наше время

    В автобусе бросилось в глаза: человек с чемоданом из настоящей кожи и с сумкой через плечо из настоящей кожи. Большой чемодан и большая такая сумка,…

  • Как хорошо уметь забывать

    Восемь лет одна моя подруга живёт в Берлине, в Германии. Постоянно, непрерывно до этого лета ходила на курсы немецкого языка. У неё муж немец, к тому…