Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Что может нас соединить?

А вот Великая Победа так, как она мне нравится, как праздник народа, отстоявшего свою уникальность, отличие. Одновременно нет никаких предков, компенсативной риторики, без монструозности воспевания насилия и прошлого. Как чистый сеанс суггестивности, впадения в единение, в отличие от других. Вот что со временем заканчивается в любом спокойно живущем обществе: общность больших групп, дверка к внушаемости закрывается, различие внутри него возрастает и не успевает, никогда не успевает быть переработано к основаниям единства.

Я, к примеру, в детстве, помню, мог пережить то, что я буду космонавтом, солдатом, то, что я русский. Все эти прекрасные фантазии горячили мне кровь и голову. Теперь я взрослый, и это всё, эти праздники идентичности и внушаемости - они мне недоступны. Со временем я всё более разный и по отношению к обществу, и сам к себе, я всё более непохож, несмотря на обилие процессов идентичности: язык, семья, повседневные ритуалы еды, общения и так далее всё же делают меня всё более уникальным, де-суггестированным, всё менее общим, "внушаемым", проницаемым.

Ритуалы памяти не могут вернуть мне этой проницаемости, сколько бы я ни пытался притормозить мою память и мой опыт, который всегда опыт не-общности, у любого человека. Мы все оказываемся в своих нишах. И тогда нужна не память и не её дрыньканье в попытках её раскочегарить на впадение в общее, нужно бы именно событие, которое здесь-и-сейчасвключит тебя в общее.

Это и есть описанная по ссылке грёза о Победе.

Если бы случилась ещё одна война, тогда посредством её мы были бы все погружены в одно событие, и там, в нём, мы бли бы принуждены снова к совместности, к проницаемости на уровне взгляда, к всеобщей понятности друг другу. Принуждены - неприятно. А вот само такое всеобщее массовое внушение о единстве и его кровная сценография, убедительный ритуал, драма на крови - приятно.

Оригинал взят у cor в победа как генотип
история - это всегда истерия. живое бытие, живая память. нельзя навязать прощение и забвение. смыслы эволюционируют, но остается эссенция, остается идея. идея нации. сохраненная ценой крови предков.

для меня Великая Победа отражена в новых поколениях красивых, смелых, бесшабашных советских и русских людей.

этой смелости и безбашенности, этой безграничности, этой агрессивной тотальной щедрости и всепоглощающей жутковатой любви, этого вечно циничного русского бесстрашия, которое несомненно дитя той войны, я больше не увидел нигде в моих путешествиях по свету.

причем: эмигрировав, я выбрал границы и чувство меры. это мой выбор. но в этом своем выборе я еще больше уважаю ту Разницу, которая делает русского русским.

Победа - это победа Разницы перед лицом тотальной униформизации и безликости. победа этноса, отвоевавшего право на свою уникальную идентичность, какой бы она ни была.



Tags: судьба России
Subscribe

  • Дух Берлина

    По-моему, дух Берлина образуется как раз пресуществившимся здесь безусловным базовым доходом: не припомню, чтобы кого-то из безработных куда-то…

  • (no subject)

    В эмигрантской литературе постоянна фигура рассказчика, писателя, автора. Это так скучно, так утомляет, так массово, это я, которое постоянно…

  • (no subject)

    Как грибы разрастающиеся центры тестирования на ковид занимают преимущественно бывшие большие бары, музыкальные клубы и траходромы Берлина - самую…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments