Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:

Некросадизм - закономерное явление конца брежневской эпохи

В СССР сверху насаждалось то, что с культурой с идеологией всё в порядке, проект есть, он будет воплощён, и партия тоже одна, и культура на всех одна, дело лишь за временем и надо просто больше работать. Сверху это небрежение культурой спускалось. Многие уже писали о том, то культура в СССР - это был парк безделушек, лунапарк, музей, игра в бисер или служение законченным образцам (для гуманитариев эта гессе-игра и такая сергей-аверинщина были прямо таки усладой). При спускании такого отношения вниз получались такие ситуации и установки, которые прямо и озвучивают некросадисты, бурно, ревнительно и действенно взявшие культурное строительство в свои руки в восьмидесятых и в начале девяностых. Например, у каждого есть непонятный очень культурный перфекционист-отец и сердобольная мама. И этот папа и эта мама не придают значения переживаниям своего чада, будущего деятеля лесополосы и литературы и телевиденияя, отмахиваяь от его переживаний стандартными фразами, реализующими небрежение переживаниями, наличие установки на готовые застывшие рецепты: "Да как такое возможно?", "Просто возьми себя в руки!", "Иди развейся, не сиди не грусти!", "Запишись уже что ли в кружок!", "Ну что ты сидишь с таким лицом как на своих похоронах? Возьми себя в руки не куксись", "Будь мужчиной!" и так далее. Переживания - говно, свершения - вещь. Нужно как можно быстрее якобы отвлечь чадо от его переживаний, пусть идёт склеит модель самолёта, и тогда ему типа станут не видны его прыщи на лице.

Вчера посмотрел много документальных видеозаписей двух некросадистов заката брежнеской эпохи - Чикатило и Головкина. Интересное постоянное раздвоение их на суде и в беседах с врачами: на суде и с врачами, что особенно проявляется у Чикатило - как два разных человека. На суде это человек роли зверя, которую ему предложили, накатали до него, роль маньяка. И там один Чикатило. Бритоголовый с цепким взглядом, жутко на камеру сглатывающий и буркающий глазами. А в камере и в беседах с врачами другой: туповатый (да, окей, деланно, но и ведь реально смутившись, напуская тупости от стыда!) советский пожилой полудурок с шепелявящей вихлявой глупой речью, ребёнок, смущаясь рассказывает о своей асексуальности и о том, что ему никогда до бесед с врачами в голову не пришло, что то, что он любил соитие с жертвами ложась на них и быстро ударяя, как пенисом, стилетом в промежность, так доходил до оргазма - что это секс, ведь не было ни эякуляции, ни эрекции, просто невероятное тотальное расслабление и покой. Так же и с Головкиным: угрюмец и тупарь с автоматической глупой речью повторами на допросах с людьми в милиц. форме, но статный яркий парень на фотках с воли и на видео с бесед с врачами.

Сексуальность не находит выхода и потом приходится получать секс уже насильно. Они убивали сначала чтобы скрыть следы преступления-изнасилования. Нравиться им убийство как дополнение сексуального акта начинало потом. Только у двоих фантазм убийства, причём жертвенного убийства, героической пионерской смерти, лежит в начале, как цель. Их сексуальность, в детстве ещё нормальная, никогда не проникала в общий дискурс в семье, не получала соединения с другими, то есть, пластами их психики и жизни, не признавалась, не обсуждалась или наказывалась (у всех в анамнезе наказания за онанизм), потому и не получила приемлемой культурной формы. Так они и жили двойной жизнью и во взрослом состоянии потом: самая живая их сексуальность не соотносилась с их культурной личностью, той, которая была на работе, в семье. Их живая сексуальность реализовывалась через насилие, на лесополосе или в мрачных детских сюжетах игр с насилием, на которые они так и остались подсажены в течение всей жизни без их развития.

В психике этих людей проходил тот же разрыв, что и в брежневской эпохи: реальное было отделено от культурного, реальное было не выражено в светлом, рациональном, культурном поле. Можно быть и маньяком и одновременно хорошим работником и отцом семейства в таком мире. Две непересекающихся личности. Как ни с чем не пересекались в реальности лирика детей галактик или комсомольские-пионерские речёвки.
Tags: СССР, дети, насилие, садомазо, сексуальность
Subscribe

  • (no subject)

    Симпатичного когда-то соседского пса, пушистого толстика, оказалось, всю зиму скрывали дома, потому я его не видел на улице. И сейчас он никакой не…

  • Комнаты

    Большая, самая моя любимая комната в моей квартире 54 кв. метра, с лепниной по потолку (плачущие обнимающие друг друга в утешение и танцующие ангелы…

  • (no subject)

    В немецкой посудомоечной машине была не продумана одна тонкость, требующая мягкости, и она выстреливала куском мыла внутри себя так, что отбивала…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment