Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:

Вильгельмина, моя крыса, умерла

Вильгельмина умерла хорошо. По дороге к врачу я купил ей мороженое с карамелью и печеньем, и она ела его до самой смерти, когда подействовал наркоз, и умерла счастливой до безобразия уделавшись в шоколаде. Ох, всем бы нам такой смерти! Ела она впоследние дни бешено, так как её рак стал больше её тела, высосал из неё за последний месяц всё, а в последнюю неделю образовался большой пролежень и гангрена, с которой я ничего не мог сделать. Это абсурд: животное постоянно голодное, живое, весёлое, несмотря на быстро разрастающуюся гангрену. Я бы и не усыпил её, но она вчера страдала от запора, опухоль перекрыла всё уже, видимо, в животе. Нет, надо было и раньше усыпить, до гангрены, но меня останавливало то, что плакала она редко, а большую часть времени была весела, с огоньками всегдашними в глазах, очень жизнерадостное животное... да... с огоньками в глазах и с червяками в пузе. Врач сказал, что это такая популяция в берлинских зоомагазинах, с ранними и огромными опухолями - последыши экспериментов по борьбе с раком из местных институтов, надо запретить их разводить, потому что больше слёз потом, чем радости у людей. Но я вообще раздумал держать крыс. Вот почему: они с детства хотели жить без клетки, гулять, общаться, и лишь потом привыкли к клетке, уже и из открытой не хотели выходить. Может быть, и от староости, да. Но само то, что это было первый год насилие, когда они трясли лапами клетку, трясясь от любопытства, желая выйти, это меня всегда делало грустным, что для их же блага их надо держать в клетке. Пойду похороню её на поле Темпельхофа, там недалеко от моего дома как раз позволили кладбище для домашних животных.

Tags: крысы
Subscribe

  • Борис Рыжий

    В те баснословные года нам пиво воздух заменяло, оно, как воздух, исчезало, но появлялось иногда. За магазином ввечеру стояли, тихо говорили. Как…

  • Типовой поэтический вечер Берлина

    Был на поэтическом вечере, организованном Berliner Literarische Aktion, читали западный берлинский поэт и восточно-берлинский поэт. В заброшенном…

  • Стихи - дневник 6-летней Аллы, написан в период Холокоста

    Почему мы в клетке здесь сидим в колючей? Почему нас немцы, как хотят, замучивают? А другие девочки на широких улицах Бегают, смеются, с мамами…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments