Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Category:
  • Mood:

Кунилингус в гетеросексе как мизогинная сексуальная практика

Вот какой макабр получается при набивании секса идеологией... Слог потрясает, Коллонтай воскресла.

Оригинал взят у milk_river в Кунилингус в гетеросексе как мизогинная сексуальная практика
Оригинал взят у milk_river в Кунилингус в гетеросексе как мизогинная сексуальная практика
Здравствуйте, сообщницы. Я хотела бы выслушать ваши мнения насчет своего текста — анализа такой сексуальной практики, как кунилингус. Этот анализ написан в результате размышлений над «свободным выбором» в системе патриархата и в частности — свободным выбором сексуальных практик в гетеросексе. Я надеюсь, что мне удалось охватить картину целиком, и предлагаю к обсуждению то, что получилось сформулировать.

Я часто вижу мнение, что кунилингус — стимуляция женских гениталий ртом — является без сомнения не-мизогинной практикой, потому что служит исключительно для удовольствия женщины. Мужчина фактически не получает стимуляции, во время кунилингуса он находится в позе подчинения (его лицо склонено к гениталиям женщины, она может взять его, допустим, за волосы и управлять им) и прочее. Но существует сторона вопроса, которая совсем не учитывается гетеросексуальными женщинами, отказавшимися от таких безусловно мизогинных техник секса, как минет и БДСМ-практики, и считающими себя свободными в своем сексуальном поведении, а своих партнеров, поддержавших их в этом выборе — «нетакими». Я хочу критически подойти к этой сексуальной технике.

Объявление кунилингуса безусловно желательной и уважительной для женщин частью полового акта — попытка отбелить и замаскировать гетеросексуальную мизогинию. Вроде как в кунилингусе не участвует половой член, значит, эта техника совсем не мизогинна и мачизма тут быть не может. Мне кажется, это сродни позиции трансгендеров MtF, которые не хотят делать операцию по изменению своих половых органов, но хотят иметь доступ в женские пространства и считаться женщинами: да, у нас член на месте, но значения не имеет, ведь вы его не видите, не заглядывайте к нам в трусы. Но на самом деле просто сам факт того, что пенис не задействован напрямую в унижении женщины, не отменяет унижение.

Я считаю кунилингус одной из самых унизительных и опасных для женщины сексуальных практик, и вот почему.

Во-первых, символически кунилингус — это поедание женских половых органов. Английское сленговый глагол, обозначающий процесс кунилингуса — to eat (pussy, «киску», например) — явно указывает на это. Я не могу представить себе ситуацию, в которое «поедание» части тела партнерши было бы проявлением уважения и внимания к ней. Использование и широкое распространение именно этого термина ясно демонстрирует, что понимают мужчины под кунилингусом. Eating pussy — это овеществление, поглащение и уничтожение части, на минуточку, человеческого тела. Думаю, стремление съесть половые органы партнерши может быть продиктовано как неосознанной или осознанной завистью к вагине, способной произвести на свет новую жизнь, так и просто демонстрацией собственной власти. Я могу тебя съесть, и я съем, а ты еще и скажешь мне спасибо.

Во-вторых, кунилингус, считающийся техникой секса «только для удовольствия дам», на самом деле — мощный инструмент мужского самолюбования и поддержания мужской самооценки. Во время кунилингуса стимуляцию переживает только женщина, мужчина — нет (он может мастурбировать, но это не входит в технику кунилингуса и затруднительно, если кунилингус проводится «качественно»). Значит, говорят сторонники кунилингуса, он создан исключительно для женщин и их удовольствия, мужчина тут только отдает и ничего не получает. Однако не стоит забывать о том, что женский оргазм со времен сексуальной революции является мужской собственностью. Способность довести партнершу до оргазма — это одна из несущих балок мужской самооценки. Женский оргазм экспроприирован мужчинами, он буквально добывается из женщины ради того, чтобы потешить мужское эго. Я знаю множество историй о том, как отсутствие оргазма у женщин ставилось им в вину, а сама женщина, не испытывающая вагинальный оргазм, считала себя неполноценной и «фригидной». О том же свидетельствует широко распространенная симуляция оргазма: женщины идут на это, забыв о собственном удовольствии в сексе, ради сохранения мужской самооценки и чтобы избежать наказания и презрения. Эти мои наблюдения подтверждаются потрясающей статьей Anne Koedt «Миф о вагинальном оргазме». Существует раздел порнографии, посвященной исключительно женскому оргазму, — изображенному совершенно нереалистично и на потеху мужчином, как и все в порнографии. Исходя из этого, кунилингус можно считать отличным инструментом для утверждения мужчиной своего статуса и укрепления самооценки как самца. Кстати, кунилингус также в порнографии широко представлен — а ведь порнография производится мужчинами и для мужчин, и не-овеществленных женшин там просто нет (см. работа Дайаны Рассел «Порнография и изнасилование: причинно-следственная модель»).

В-третьих, во время кунилингуса женщина отыгрывает назначенную ей патриархатом роль сексуального реципиента. Она пассивна, а мужчина активен, и все остается на своих местах — и проникновение, и принятие. Несмотря на то, что мужчина принимает вроде бы позу подчинения, склонив лицо к гениталиям женщины, он все равно остается активным партнером. Мало того, эта на первый взгляд реверсивная позиция ставит женщину в крайне уязвимое и беспомощное положение. При обычном генитальном контакте нежная слизистая женской вагины подвергается куда меньшей опасности повреждений, чем при кунилингусе. Близость зубов, щетины на мужском лице и возможность буквально слизать всю смазку делает кунилингус поразительно жестокой сексуальной практикой. Женщина абсолютно беззащитна во время него. Не стоит забывать и о том, что во время кунилингуса мужчина не получает мгновенной разрядки, и его нарастающее, но не выплескивающееся возбуждение переходит в ярость неудовлетворенности, что подталкивает его к грубости действий. Из этого я делаю вывод, что кунилингус сам по себе, как техника, не подразумевающая обязательного мужского оргазма, предназначен для эскалации агрессии и жестокости.

В-четвертых, есть еще момент, отчасти пересекающийся с предыдущим пунктом моего доказательства. Оральный секс куда травматичнее генитального. Риск молочницы, заражения венерическими заболеваниями, ВИЧ, сифилисом и герпесом при оральном контакте сильно повышен. Однако упоминание специальных контрацептивов — латексных салфеток, — я видела почему-то только в ликбезе по лесбейскому сексу. Я делаю вывод, что необходимость контрацептивов при кунилингусе волнует только лесбиянок — то есть, женщин. Мужчин — нет. Интересно, почему же?..

В-пятых, из обязательной иерархичности (см. статью Шейлы Джеффрис «Эротизация женского подчинения») и насильственной природы любого гетеросексуального контакта (статья Acction Positiva «Мужское господство, сексуальность и феминизм»), я делаю вывод, что само по себе занятие мужчиной позы подчиненного, доставляющего удовольствие женщины не так уж прозрачно. Обычные патриархальные женщины проводят границу между изнасилованием и сексом по факту физического принуждения и нанесения телесных повреждений. Чуть лучше, но не до конца понимающие суть явления не радикальные феминистки считают, что изнасилованием является любой сексуальный контакт, где нет психологического и эмоционального контакта. Проще говоря, где мужчина не видит реальную женщину, свою партнершу, а вместо нее видит болванку для навешивания на нее своих фантазий, самоутверждения или слива эмоций. Из этого такие женщины делают вывод, что уж при кунилингусе-то, созданном якобы исключительно для женского ублажения, мужчина стремится доставить удовольствие своей реальной партнерше. То есть, во время кунилингуса они, эти женщины, обязательно присутствуют в ментальном поле своего партнера, он думает о них и только о них, а не о себе. Но, исходя из фактов, приведенных в радикально-феминистических критических статьях, ссылки на которые я дала выше, ситуация неиерархического гетеросекса в принципе невозможна в современных реалиях. Так перед кем же мужчина становится на колени, когда приближает свое лицо к вагине? У меня есть предположение: перед своей гомосексуальной фантазией, осознанной или нет. Перед более статусным мужчиной, которому он бы хотел сделать минет. Женское тело тут по-прежнему не наделяется личностью и служит для выполнения мужских желаний.

В-шестых, в качестве последнего этапа своего анализа, я хочу затронуть тему контроля над внешним видом женщины — конкретно, над внешним видом половых органов. Причины все более широкого распространения вагинопластики, выбривания лобковых волос и иных откровенно фашистских модных тенденций — порнография и кунилингус. Женщины беспокоятся о том, как они выглядят «там» — потому что «туда» будут смотреть. Именно повсеместное насаждение практики кунилингуса, нормализация его как обычной сексуальной техники приводит к такой популярности болезненных и опасных косметических процедур.

Таким образом, кунилингус предстает в совсем ином свете: в лучшем случае это такое же проявление доброжелательного сексизма, как подавание женщине пальто; обычно же — это еще один, весьма эффективный способ для мужчины утвердить свою власть над женщиной и дать ход своим гомосексуальным фантазиям.

Tags: больные люди, гендер, идеологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments