Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Вещи остывают?

Чем похожи картины и таблетки и листы бумаги и книги - сегодня подумал, что своей отдельностью, счётностью, отстранённостью. Искусство в виде картины, висящей на стене - это совсем не архаично страстно, не интерактивно, уже далеко от ритуала, от совместного действия. Зато счётно. Можно перевесить, перевернуть. Так же и книжки следуют логике деликатности, ненавязчивости, даже равнодушия. Книга говорит с тобой, когда лишь ты сам этого хочешь. Всё основано это не на общности, а на твоей индивидуальной воле: повесить или нет картину, принять или не принять таблетку, открыть или не открыть книжку. Мир этих вещей какой-то всё же бесстрастно молчаливый, безучастный. Например, инъекция, как правило, требует двух людей. И вещества в инъекции усваиваются лучше. Но люди так любят охлаждение, cool, тихость, несложные ритуалы (запить водой - это совсем не то, что перетягивать вену, подвешивать капельницу). По мне, это тенденция - молчание и безответственность мира. Я подумал об этом сегодня, сидя на крыше в одном кафе у дома. Внезапно на две минуты небо стало ясным, даже были видны оттенки цветовых линий в Млечном Пути. А потом опять всё замутилось, как всегда над городом. Зато я уловил, как моё внимание было поглощено рассматриванием на две минуты открывшегося неба, вниканием в чувство молчания его и безответности вещей. И когда я отвёл внимание, я услышал, как жадно люди интерактивничают вокруг, пытаясь найти совместные ритуалы, движения, не таблетки, а влиять друг на друга страстно, то есть, вопреки деликатности, желанию другого. Итак, если мы настроены на такой неделикатный силовой ритуал, он нас радует, шевелит, он наша суть - постоянно влиять друг на друга, то откуда же таблетки, книжки, картины, то есть, достаточно так себе, холодная выпавшая в остаток интерактивность, которая в этом осадке всё больше высыхает, скукоживается. По-моему, я подумал о границах агрессии, здоровой агрессии.
Tags: агрессия, редкие попытки срефлексировать
Subscribe

  • Норма - 2

    Сэлинджер пишет о том, что многие солдаты, увидевшие лагеря уничтожения в Европе, впали в депрессию, да так, что их отправляли с фронта домой. Я…

  • Норма

    В Фульде, в этом самом немецком, до анекдотов о фульдинцах, городке, есть сеть магазинов NORMA. В качестве фульдинских сувениров с сорокинским…

  • Книга историка О. "Моя любовь в Треблинке"

    Написана от первого лица как воспоминания еврея-трансгендера (неоперированного, конечно же), воспринимается ни на ура, ни с отвращением в немецком…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment