January 24th, 2006

Jruesse aussem Kiez

вечер

Вечером, придя из универа, искав тапки, под диваном нашёл такой кусок сыра, весом граммов триста, судя по рельефам, обкусанный ртами разных людей, со всех сторон, засохший, твёрдый, как я и люблю (вспоминая рассказ какого-то детского писателя, каж., «Лисичкин хлеб» - так какой-то охотник в письменном столе в ящике (охотник и он же писатель) хранил-подсушивал колбасу для своего пса, а потом ходил на охоту, но ел этот «хлеб» и сам – я тоже в детстве так делал, только съедал всё сам, а своему псу, Тайге, я тогда давал мясо, тоже, впроч., засушенное, и хлеб, вымоченный в супе).

Ну какая же прелесть всё-таки мой дом – полная чаша. Потом искал паспорт, и в столе, заваленном беспорядочными бумагами, нашёл под ними пол-литровую бутылку водки «На липках», оставшуюся с НГ, там ещё тоже граммов триста. Триста на триста, грамм на/за грамм. Такова жизнь : ) Прямо жалко уезжать: сколько ещё сокровищ здесь можно откопать! Деньги-то, например, вообще везде. Как и еда и одежда. Даже давно забытая.

Сейчас если немножко расхрабрюсь, от сокровищ-то, то выложу красноярские фотографии. М

Ну а что касается до омских, borei, где у меня стрижка гитлерюгендовская и татуировка свастика флуоресцентная, то даже не проси и не думай. Я не знаю, сколько мне нужно сокровищ, чтобы это безобразие выложить.

А ходить-то я так могу, да, могу. Но ходить и серверная вечность, boreiСеверный Ветер, это же разные вещи : )