September 23rd, 2006

23-09-2006, праздник на улице, прохлада и дурацкие фотографии в музее

Collapse ) Аппаратура для откачки жира, например, операция откачки показывается фильмом на экране. Это, кажется, в музее уже лишнее. И про евреев там много лишнего, фильмы, где их в ров сбрасывают, расстреливают, морозят, ужастики с десяти утра до пяти вечера по кругу, дурдом, а не музей. Маша спросила, любили ли немцы Гитлера или он их так надоумил. Ну как мне ей объяснить, что вопрос идиотский. Если есть фотографии смеющихся и довольных женщин, окруживших Гитлера, на лицах нет принуждения, искреннее всё. Я сказал, что это как плакаты против войны на улице: против чего они их понадевали, они и сами не знают. Так же и немцы, хотели просто счастья, и были счастливы. М.: «а если бы немцы выиграли войну – то власть Гитлера удержалась бы и ему не пришлось бы травиться, да? – но эта власть не могла бы удержаться, потому как построена на таком зле». Однако, в школе всё же серьёзно моют им мозги на «религионе». Власть бы рассосалась, конечно, как договор о правомерности давления, подавления, и такими средствами, как уничтожение евреев, но «история» бы всё в таком случае «оправдала» бы. И были бы всё те же плакаты «против войны», что и всегда, что и у немцев в те годы тоже. Я не знаю, как отвечать на такие дурацкие вопросы. Они не могут появляться в разумной голове. Надо что-то сказать, убирающее что-то из немцев (напр., некоторую вину, но я не нахожу немцев иными себе или виновными в чём-то), да? Почему тогда не из евреев? Черви, трилобиты, утки, засаленные деревянные идолы, последующая откачка жира, жопа и голос говно и мальчики на подтанцовках, негры вообще, плакаты, да вообще весь этом упорядоченный хлам в музее – только стоит на всё это взглянуть исторически, как всё это оказывается в ровной линии взаимопорождения и, таким образом, взаимооправдания, единый организм. Мы пришли нанюхаться этой логики – мы пришли в прохладу просто, и это прекрасное кино, спокойный не сон, но бодрость нашего разума, но как объяснить Маше прохладу этой спокойной логики, т.е., то, что евреи не имели к немцам никакого такого исторического связного отношения, равно как и немцы к евреям? Выставление счёта немцам – совсем глупо. И Маша протестует против этого, и это верно. Евреи были уничтожаемы для оздоровления нации – простой и ясный ответ, данный непосредственно там, в контексте без подтекстов, и это не ответ "ну животные же тоже едят друг друга", это ответ вполне во всей красоте механики добродетели, сооружённой исторически, духовно, вполне в рамках понятий о договоре, и не нужно искать никаких подоплёк, вот же порочная логика где, эти поиски. Надо верить людям. А не собирать исторический хлам причинности, впаивать людям то, чего они не говорили. Сегодня Гитлер прекрасен, женщины все рядом, завтра он травится, женщины плачут и каются – так о какой истории, связности может идти речь? Маша сказала мне это проще: ну и противный зал, это хотя всё и правда, но это неправда, этого не было, хотя оно и было. И Гитлер немцев надоумил, и сами немцы любили его, без его надоумливания, - вот это верно. Гитлер отвечает за свои результаты надоумки, получаемый карт-бланш, женщины просто остаются счастливы (и в дурацком покаянии, конечно же – ну, любила я подлеца, но я-то его честно любила). А евреи – эх, как их угораздило-то, жаль, но что поделать, не женщины же виноваты. А картинки эти с печами и горами тощих тел: да мало ли каких картинок вообще бывает или не картинок, а вообще на самом деле. Вопросы же вроде «но тот, кто расстреливал - виноват» - смешны, эти горы тел возникают практически безучастно, даже вне диффузной вины. Да и просто посчитав, механически, обозрив сети ответственностей, то: ровно так же, как люди на площади не виноваты в голоде в Африке, так же и немцы не виноваты. Вполне возможно даже представлять, что просто евреи сами шли и ложились один на другого и просто так уснули, и так образовались эти горы и фотографии. Встраивание же в эти горы вины – это обычный музейный жест поиска причинности и общего языка. Это обычная музейная тенденция, основанная на концепции «единого организма»: вина – это мощное средство коммуникации, т.е., боль, а болит то, что есть часть единого тела. Так что игра в вину – это лучший способ ощущения себя единым телом даже с горами трупов если: это экстаз футбольной идеологии повальной идентичности, это преодоление гор тощих трупов.

P.S. Я ничего, кстати, против не имею коллективной идентичности и равнения на лучших, я просто против повального зачастую характера этого действия, размена по пять копеек, т.е., в базарный день.