November 10th, 2006

hund

как уходит весной вода

Морозно, холодно утрами и вечером. Неделю назад распробовал глинтвейн, вчера ещё раз, никакой не гретый, в темноте на улице, сев на скамейку у собора, куда хотел пойти на концерт, потому что автобус домой был всё равно через час. Но было холодно, и мне хотелось походить и подышать воздухом, в десять вечера спать совсем не хотелось, вечер был и день редко как замечательными, не помню даже как, по инерции, наверное, оказался в нелюбимом жанре "проводить на вокзале", но быстро убежал, очнувшись, и отдышался, гуляя по парку у собора.
***
Последняя неделя курсов. Идёт сплошная политинформация. Orientirungskurs. Никакой не ориентирунгс, а дезориентирунгс, потому что нельзя так "разучивать" историю и политическое устройство: пять пунктов там, два пункта здесь, и вот пришло время, или и вот пришли к власти. И просто хронологии тоже не получается в тех материалах, которые раздаются каждый раз на этой ежедневной пятичасовой "политинформации" - и в общем, мне очень стало уютно на курсах, очень нравится, я чувствую себя совсем как в третьем классе, когда с утра пятнадцать минут мы читали кусочки из передовиц совестких газет, об Америке и Брежневе и БАМ-е, а потом ещё бывал и классный час, два, кажется, раза в неделю, нде мы делали то же самое. Политинформацию я любил, и помню больше, чем все другие предметы в третьем-пятом классах. Нужно было прочесть, выбрать, понять, быть готовым отвечать на вопросы - это было маленькое шоу для меня по утрам, а мои заметки в классах постарше ещё и вклеивали в настенную политинформацию-газету. Тогда было всё понятно. А сегодня в Orientirungskurs-е: партии меняются, имена, разделы, оккупации, соединения-воссоединения - но каша кашей. Хоть бы идеологически нанизали, что ли, если проще нельзя, почему-то.
***
Вчера урок начался с того, что мы посмотрели фильм про фашистов, там полчаса невменяемый гитлеровский судья кричал на бедную, но такую совсем не жалкую, а мужественную, как былиночка на ветру прямо, красивую молодую преподавательницу университета, писавшую антифашистские тексты, а она ему говорила, что она со всем согласна, но он не прав. Он кричал на неё с взвизгами, как резаный. Но готичный фильм, пышный, флаги развеваются на ветру со свастикой, судят в готичном замке, подземелья всякие, наручники со смаком крупным планом раз пятнадцать пристёгивали-отстёгивали, палачи театрально приодеты, лица с подсветкой снизу, белое, красное и чёрное. Красота. Потом ещё там много судили. Я задумался, а был ли у немцев ещё такой яркий, героический период в истории. В Orientirungskurs-е только про него и речь. Интересно то, что немцы так демонизировали этот кусок истории и тех людей, что это какие-то явно другие люди, которых и следа уже не найти, это какое-то нашествие едва ли не инопланетян было, и они все померли в один день, как у Уэллса, как я понимаю по фильму и курсу.

Потом мы вернулись в класс, и я помог нашей преподавательнице водрузить над классной доской государственный флаг, и мы приступили к гимну. Дальше неинтересно. Ни одного идеологического ярлыка даже, сухая едва упорядоченная россыпь фактов в папках. Нет, это слишком стерильно как-то, даже настораживает. Да, слово "негры" говорить нельзя нигде и никогда, только "африканцы". А то они понаехали, и им обидно.
***
Все двое суток уйдут на письма адвокату и в Jugendamt. Моя фрау нашла там жилетку, мне надо найти с этой жилеткой или общий язык или же раздавить гадину. Да и что она такое супротив моей замечательной Д.Х.:) Моя адвокат - это настоящий семейный терапевт (специализируется, правда, на развалах семей, ну да это к лучшему), с запасом ценнейших долговременных и глубоких наблюдений. Если бы её слушала моя жена раньше или могла бы её найти раньше меня, я даже думаю, что у нас не было бы такого вороха бреда с этим разводом. А то и развода. Вот, фрау Г. из Jugendamt-а написала всякой чуши обо мне со слов моей жены в суд, я сегодня с курсов пришёл, письмо открыл - у меня чуть инсульт не случился, пока до конца её послание дочитал, так мозги от ярости тикали, что свет перестал быть виден, я с дивана от обессиления стёк на пол. Вот же сучка, м-м-м, феминистская. Позвонил Д.Х. Она, оказывается, этому письму рада, ей переслали его из суда, долго понять не могла, чем вообще в Jugendamt-е заняты: никаких фактов, никаких дел, фрау Г. оперирует лишь домыслами, там одни интерпретации домыслов же, а также делает всё для того, чтобы с горизонта Маши я исчез, так ребёнку лучше. Мне терять кроме своих цепей нечего, и по совету Д.Х. я буду писать жалобу начальству фрау Г. с требованием письменных извинений от неё, ну и думаю, в суд подать за психологическую обработку моего ребёнка, хоть лишний приработок Д.Х. будет, а то столь многие её услуги никак не входят в реестр процесса, а прижучить мерзавку как раз вписывается в процесс. Может быть, хоть выкинут эту дуру Г. с работы поскорее, за полтора года там ума ведь так и не набралась, а на адвоката нарвалась вообще впервые. Женщине двадцать семь лет, а ума хватает только на конспектирование, причём бессвязное, бреда моей фрау. В общем, я устал за неделю, но пылаю праведным гневом и желанием пописать письма, так как домашних заданий больше не задают на курсах, а я привык писать всякую изящную грамматическую чушь вечерами на немецком, и мне уже не хватает ежевечерней дозы чистой графомании, а так и язык забудется, если не упражняться. Да в суде много сказать и не дадут, зато внимательно, внимательнее, чем факты, кстати, изучают предпроцессную переписку сторон. А, кстати, эта дура пишет о себе в письме в третьем лице. Впервые такое вижу. Наверное, это чтобы не якать много, а то и так она там уже дров наломала.
  • Current Music
    ветер в коридорах кафковских канцелярий и с балкона
  • Tags
    , ,