February 8th, 2007

Jruesse aussem Kiez

весна

Сегодня такая весна, а я нихрена не могу её описать, и вот так она и пропадёт во мне: какая досада. А текстов-то я помню про такой март много, стихов, но это всё не то. Сегодня тает много снега, и тает не сразу, а облака серые с розовым, воздух холоден и подвижен, и на асфальте, на мостовой, которая вся блестит, отражается такое вот небо, почти как если разлит бензин, и постоянно влажный ветер, всё карамельное, цветное, подвижное. Но я не умею ни рисовать, не владею ни техникой стиха, ни вообще никакой техникой. Я как-то писал о том, что литература и техника противопоставлены, здесь и о многих бумажных статьях, но вот поэзия и техника - нет, совсем даже нет, и живопись, а совсем даже наоборот. Хотя, и под литературрй лежит техника. И крыши домиков всех наших здешних сегодня то розовые, то синие, с разных сторон, а поля зелёные, но покрыты стаивающим снегом: палимпсест. Напоминает мне сразу Учхоз и трактаты Харальда Блума о поэтическом влиянии.

Ну а хорошо вот эту весну и это сочетание передал Андрей Дитцель в двух стихотворениях (1, 2). Там в комментариях многие сравнивают со многими стихами. Но я впервые ни с чем стихи Дитцеля этих двух текстах не сравниваю (и вообще это любопытно, что именно когда уже без оглядки на цитатность-то и в полицитации - вообще заметен только автор, а не грунтовка). Может быть, просто многих цитаций и названных там в комментариях стилистич. и ритмич. источников не знаю, но вот я впервые подумал: Дитцель сам по себе. А что до Бродского в его стихах, так то как небо: сверху лежит краска, живая, снизу грунтовка, так и Бродский и цитации в стихах Дитцеля, и проч. цитаты. Как писал Харальд Блум, влияние и грунтовка есть всегда (и чем больше ты присваиваешь - тем лучше), важно отделиться, присвоить и обозначить границу, и вот риторика этих жестов отделения сложна, порой незаметна, и не укладывается в классическую тропологию. Вообще же, мне его стихотворение совсем не с Бродским пересеклось, что первое, что второе, а Ричарда Уилбера, раннего, несколько ранних стихотворений Ингеборг Бахман о детях и заданности и "Боярышник" Шеймаса Хини. А в общем, у Дитцеля мне очень нравится эффект оживающего почти что лубка, почти что Шагала, но никакой это не Шагал, не картинно, как у Шагала, а картинка-картинность очень намеренна, "я вам сейчас вышью по той канве кое-что скажу" т.е., это просто такое свойство у очень здравой, здоровой памяти: опрощение в раскраску вначале, а потом - раз - и яркое, и затопляет ярким сочетанием живой краски. Напоминает мне один мощный рассвет в Красноярске и один раз в Хужурте. Не помню я, где эти записи в этом журнале. Но больше всего, конечно, Учхоз.