February 28th, 2007

Jruesse aussem Kiez

Концепция ядерного мира в условиях глобализации

Второй день отстутствуют на работе немецкие товарищи, кроме одного - Герхардта. А ему с нами, русскими, так одиноко, что он второй день даже не выпивает нисколько. Сидит, слушает, а что слушает?.. Иногда ему объясняют на немецком, о чём идёт разговор (сегодня о концепции ядерного сдерживания в условиях нарастающей глобализации). Сегодня спросил у меня, почему русские так часто говорят слово Blatt (лист, листок), что на немецком, что на русском когда изъясняются. Все смеялись, и только Ваня заплакал, и объясняли ему что такое бляди, и почему так часто. Далее разговор о действенности стратегии ядерного сдерживания в современных условиях глобального мира обогатился темой блядей, и был сосредоточен в вопросе о том, может ли быть продуктивной политика ядерного мира в новейших условиях возросшего политического блядства и безответственности? - т.е., увеличивается ли вероятность взлететь всем на воздух в мире с диффузной ответственностью или уменьшается? Работает ли ещё тезис Маргарет Тэтчер о том, что чем больше ядерного оружия в руках сильных нескольких стран, тем крепче в мире мир? Насколько поцелуи Брежнева с неграми были искреннее теперешних поцелуев и объятий Путина с европейцами и американцами? Был ли Громыко блядью или он был настоящим мужиком или был только честной давалкой? Каких ещё советских и российских дипломатов вы можете классифицировать как неблядей? Как блядей? Или в мире остались только честные давалки, а они ещё хуже блядей, потому что вообще ничего им не надо?..

И так далее. Такая у меня вот работа.
beijing mummi

лимит на френдов - 750: открытое письмо моим соглядатаям

Исходя из сказанного в предыдущей записи, т.е., того, что я пишу, постоянно держа в уме сложный рисунок мыслей и эмоций тех, кто прочитает и читает, и по отношению к этому рисунку познаю свой собственный, я хочу сказать, что неконтекстное письмо мне неинтересно и меня утомляет ориентация на пустое, ничего само за себя не говорящее молчание или пустое, но присутствие. Т.е., я о том, что я решил поудалять много френдов. Мне мешает внимание, которого я не знаю. Разговор со стеной - не для меня. Чистые инсталляции для неизвестно кого невозможны: если я и знаю, что я инсталлирую в любом случае, я теряюсь, как это сделать, не зная, кто же рядом. Я поэтому устаю от неизвестных мне читателей.

Я решил удалить из доступа к подзамочным записям тех, от кого я чувствую наблюдение, тем более недружественное, не разделяющее важные мне темы или умонастроения, допустим. Они какие-то очень общие, и я даже не могу их сформулировать. Это отношение, что ли, к жизни, к происходящему, или очень противоположное, но тем тоже мне интересное. Зоопарковый и ознакомительный интерес тоже меня отпугивают. От попыток объясняться таким же мне неведомым зверушкам, как и я им, я устаю, чрезмерно себя редактируя, в занудство излишней экспликации и литературизации. Я легко терпел безучастность, пока у меня было время изъясняться. Сейчас его всё меньше, и кто сюда приходит, кто уходит - я уже их не знаю. Молчание многих перестало что-либо значить, и лишь озадачивает меня порой желанием что-то у них спросить или увидеть от них комментарий.

А со многими при общности многого и по жизни, и мы даже хорошо знакомы, и мы друзья, я понял расхождение в очень важных мне понятиях при некоей общности понятийного поля вообще. Доступы к своим записям я не модерирую давно, да это и не долго было, да и мне надоедало думать, кто и что сможет прочесть верно тексту и мне, так что это не из-за обид и не в обиду: мы хорошие люди, но нам давно нечего друг другу сказать, и я не хочу, чтобы вы читали то, что необщее, останемся в нашем общем, открыто, неподзамочно, беспроблемно, улыбчиво. Я же всё равно вас читаю. Правда, ваши подзамочные записи для меня интереса не представляют: их или нет, так как вы просто стеснительны, скрытны, недоверчивы по природе или по положению, так что взаимное расфренжение я тоже не хочу принимать как жест.

Больше всего повезёт, наверное, тем, кто никогда ничего не сказал здесь или пишет так мало в своих журналах, что я не понимаю, кто это и о чём, или был просто добавлен автоматически. У многих просто интерес к жанру, просто неиспорченный эстетический интерес к жанру, без личного отторжения к тому же. А эстетический интерес - превыше всего. По крайне мере мне, для чего бы я ни писал, а целей предостаточно бывает, коммунальных или просто эстетических.

Но тоже ненадолго повезёт, думаю. Я не ожидаю ничего услышать на тему "меня не надо удалять потому, что ты мне интересен". Всё, что надо, я кажется, уже услышал или не услышал. Но вдруг чего не услышал или вообще давно хотелось сказать, почему, зачем и что интересует, например, я буду действительно рад такому сообщению от любого, и без всякого там тона оправдания или мины рассмотрения заявления на вид на жительство или в ЗАГС или на материальную помощь:) - можете выбрать несколько тем по тегам здесь, и прокомментировать, какие записи вам интересны, а от каких коробит и не хочется видеть. Или просто по тегам последних дней, или какие записи вообще были интересны в последние дни или вообще. Возможно, я как-то разделю доступ. Например, вы можете написать: пропускаю философическую тематику, читаю только о ребёнке или про погоду. Короче, ваши комментарии помогут мне ещё какие-то важные оппозиции самому себе проговорить, а также разобраться в том, что такое "живой журнал" для меня и для моих читателей. Есть какой-то зазор.

Я понимаю, что, кажется, комментировать меня вообще сложно, и вот поэтому мне пишут очень внятно и дельно и решительно чаще всего, т.е. если пишут, то весьма по делу. А то, что я имею комментарии от некоторых - вообще для меня чудо и в радость, что это всё же сложилось. Особенно годы чтения, а потом раз - и комментирует. Хотя сами комментарии, их наличие, как понятно, мне и не важны чаще всего. Как и если кто-то на годы ушёл в нормальное молчание, а также вынес в нечитаемую часть ленты, заглядывая лишь изредка. Короче, как заявления я рассматривать ничего не собираюсь :) О некоторых никах я ничего не помню и не знаю, те я просто удалю их friends. Но многих я помню хорошо и при их редких появлениях, какая-то эмоциональная устойчивая связь остаётся. Я думаю, что многие об этом знают и тоже её чувствуют, так что и не утруждайтесь в случае опасения, интуиция не обманывает, есть или нет такая связь. Или другая, безэмоциональная, но тоже стоящая, и порой не меньше. Да просто интерес, не обременяемый взаимностями. Если есть - она ведь двусторонняя, и где-то там, в Эмпиреях, и насущна и понятна без словесного подтверждения. Так, по контексту. Впрочем, если не из опасений - то пишите, про то, что же бывает интересно, можно просто выбрать из списка тегов, или там где-то и оставить комментарий.

Комментарии к этой записи поэтому скрываются. Можно сказать мне всё :) Впр., как и всегда.

Возможно, к завтрашнему вечеру я забуду о своём желании продолжать быть открытым, об этом устойчивом опыте писать дневник, пока не пойму, например, почему так делать нельзя или не нужно, или о желаниях писать иначе или писать так же, или о том, ну сколько же можно всякую хуйню писать бесстыже и загрузно или стыдясь нихрена стоящего, наоборот, не писать, или о других вообще (как чаще всего и бывает), или передумаю, правильно ли я понимаю то, зачем мне этот журнал. И никого удалять не буду. Но вообще, я не впервые об этом подумал, как и о внимании многих ко мне.