December 11th, 2007

beijing mummi

три отношения из близости

О желании.

Дружба: достаточно найти круг понятий и ситуаций совпадения, и некое общее умонастроение, ответ, общую реакцию, эмоцию. Существование в одном и по-единому расписанном мире.

Любовь: более тесное соотнесение и партнёрство, дополнение друг друга, срастание в этом. Не в мире даже, как то есть в дружбе, а друг в друге, как будто один ум, но два тела, больше возможностей, органов. Ну вот как репродуктивная семья: два тела и гендера для осуществления репродукции, ребёнка. Любовь больше дружбы: в ней есть единство. А друзья могут осудить друг друга.

А вот желание... Мне трудно пока говорить. Я раньше думал, что это одно и то же, что любовь. Нет.

Любовь может быть односторонней.
Дружба и желание - нет.

Желание. Проще сказать так, что я ни с чем его не путаю. Сначала сказать так. Тело, наверное, потому и важно, что оно для желания инстанция истины. Очень просто постижимой.

Желание же подминает всё и форматирует ряды вещей, понятий, времени. У него нет миссии, как у любви (там миссия или один из двух, или два друг для друга, или внеположная двоим миссия). Оно само удостоверяет себя как миссия, ссылаясь только на себя, создавая серии вещей и эмоций только внутри конвенциональности, рождаемой всегда здесь и сейчас, и т.о., только двоими.
Найти вот в этом партнёра чрезвычайно сложно для любого человека.
Желание стирает границы резче, чем другие дискурсивные стратегии, дружба или любовь.
Кажется, это всё, что я могу сказать точно о желании.

Я помню, что ещё находясь в стадии любви, находил пол полом. В желании же, в его режиме, не важен даже пол. Потому что желание, понятно же, есть мир законченно виртуальный, мир театра, мир любимой пьесы, мир без предзаданностей, где двое оговаривают и назначают друг другу роли.

Желание не отменяет любви. Даже предполагает её: как же не любить и не беречь как зеницу ока такое сокровище, как партнёра в таком?..
Желание предполагает больше пластики и выразительности, даже овнешнения, наверное, чем любовь. У любви нет сюжета, желание же переполнено наррацией, сюжетами - но они все взаимоотменимы, и просто есть феерическая череда, игра.

Но желание как не две предыдущие вещи, предполагает присутствие. Так как оно подминает всё. И больше всего требует искренности, постоянного преодоления по вектору глубина/поверхность. Поэтому если в любви чувствуешь себя устойчиво и так это фундаментально,

то в желании больше игры, больше самонетождественности, больше очищения и пластичности. Оно так телесно, думаю, из-за, ещё, невероятности (ежемоментной) привязанности. Эта игра, игра ума, которой нет в любви - это же наркотик, гораздо большей силы, чем химические соединения. Тело... я переживаю его в желании не сексуально (я так переживаю женщину), а как охрененную открытость доступа, некий видимый повтор соотнесённости. Само сексуальное перерождается. Это разный секс. Да, желание может предполагать и секс. А вообще, он отпадает за ненужностью. Он просто не так опьянителен, как само постижение друг друга в режиме желания. Если за ним ещё и режим и любви: считай, жизнь удалась.
beijing mummi

прощай, водка!

Проснувшись рано утром, именно просто проснувшись, а не подорвавшись, как следовало бы ожидать "после вчерашнего", я спокойно, заварив зелёного чая с жасмином и лопая мороженое, обдумал ситуацию своих отношений с развлекательными препаратами и психоактивными веществами. Collapse )