March 12th, 2009

beijing mummi

(no subject)

Если сексуальность - повод или поле для социальности, то тогда в ней может быть и мораль, действовать. А если она не повод и не способ и не пристанище социальности? Хотя это странно. Это мощная социализующая, кажется, штука, инстинкт, а вовсе не довесочная функция. Но так как мы не звери, то выбросим инстинкты. Но выбросив их относительно сексуальности, парадокс, но мы выбросим и мораль. Морализованный инстинкт - вот парадокс сексуальности. На первый взгляд.

Ещё я подумал, что чем более навязывается сексуальности селективность, тем более возрастает моральное на неё давление, давление, обеспечивающее, что ли, некоторое "справедливое" распределение блага социализации.

Да, как-то особо селективность и не навязывалась ей не так давно ещё. Но особенно навязывалась, кажется, во время классического романа, наверное, с начала девятнадцатого века.SS