March 4th, 2010

hund

русское консульство, впечатления от визита

А в русском консульстве очень даже всё культурно и мило. Не надо занимать только очередь в четыре утра согласно страшилкам, которые распускаются в сети и по городу. Когда я пришёл в девять утра, там воевало три группы стариков, у которых с четырёх утра и ещё со вчерашних шести утра образовались списки. Они очень разнились. Вчерашний охранник, как я понял из разговоров, взялся судить стариков и выправлять очерёдность, сегодняшний отказался. Старики очень надеялись на суд и взывали их рассудить, создав совершенно мерзскую и никчёмную толпу на улице, так, что подъехали две полицейские машины.

В девять я не прошёл. Я потом пришёл к двенадцати, никого уже не было у входа, и все документы мне оформили за десять минут. И за пять бы оформили, если бы не потрясающие личности в очереди уже внутри. Это плачевно: некоторые уже разучились писать по-русски. А писать там надо всё по-русски, даже названия улиц транслитерировать нужно (например: Фрацозишештрассе). Я помог заполнить заявление на паспорт стоявшему передо мной переселенцу из Алтая, он уехал в 1990 году, и уже не умеет писать. Он и говорит по-русски плохо. Вообще-то он и по-немецки не говорит. Безработный здесь, как переехал. А в Россию он регулярно ездит, раз в три года: безработным предоставляется отпуск от поисков работы, чтобы они отдохнули, на Родину могли съездить. Он у окошка зависал двадцать минут. Но всё же и его не послали домой, хотя он нагло требовал (неразборчивое что-то требовал) и обиженно с жутким андроидным выговором бухтел посадить кого-то около консульства за пять евро, чтобы помогла девочка антраговаться.

Очень заметно разделение на тех, кто уехал из России/СССР давно и тех, кто уехал в последние лет пять. Первые очень коллективны, ходят семьями оформлять документы, кучкуются, и даже с детьми на руках (внуки) да и вот этими легендами-страшилками себя мучают, кровь себе в очереди горячат ими. Последних лет пяти-семи очень обособленные, разные, без семей. Но зато изо рта и от одежды не воняет. Старая группа переселенцев как-то всё же очень попахивает, а то и просто засранцы.

Очень потрясла меня женская часть: натуральные старухи-засранки, так сказать, вороны-москвички, одеты нище, безвкусно, но с кандибоберами на голове, с раскраской от Аллы Пугачёвой времён её молодости и проч. знаками советской буржуазности консервированной здесь. Среди них можно выделить две категории: очень активная низовая рабоче-крестьянская - шустрая витальная фракция, это которые кричат "Ваня! Не пускай их! Я наши паспорта уже отдала в окно" и интеллигентные старушки, которые молча стоят, как блокадницы Ленинграда с гравюр к поэмам Ахматовой, под насмешками полицаев полные внутренней силы и достоинства (они тут косяками митингуют у посольства когда Ходорковского куда-нибудь этапируют), не выдавая тайн, но тоже с утра, не с четырёх, правда, а с шести-семи (интеллигенция привыкла дрыхнуть). Молодые же переехавшие (те, кто свалил пять-три-семь лет назад) выглядят хорошо в любом возрасте, ведут себя вменяемо, и работают как правило. SS