July 3rd, 2010

Jruesse aussem Kiez

привлекательного вида антропоид

Ну вот, ранним-ранним утром осенило, почему мы любим собак и домашних животных. Но, в частности, собак. О частностях не буду этих любовей и отношений. Скажу основное о собаке. О крысе я уже писал. Спасибо всем за интересную дискуссию в комментариях. В частности, тема кошек и котов была раскрыта в комментариях отлично.

С собаками просто очень чувствуется социальная связь в отличие от кошек или крыс, которые тоже могут проживать с человеком в порядке взаимной симпатии. В собаке же социальная связь явно видна. В собаке нет ничего, захламляющего это видение. Собака создана в этой социальной связи.

Иногда эта связь реальна, то есть собака участвует в выживании группы, сообщества, иногда эта связь символическая - то есть, собака лишь носит и источает заряд ценностей, ориентирует наше поведение в группе.

Во втором случае, какую бы собачью жизнь собака ни вела, она просто чистый ангел, каковым она не является, исполняя свои прямые симбиотические функции где-нибудь в деревне, где ей есть за что реально дать еды и ласки. Если она перестаёт их выполнять пристойно и дёшево, с ней расстаются. Так, например, моя тёща каждые два-три года рубила собаке голову, чтобы не зажиралась, не ленилась с возрастом, ещё какие-то мотивы были, и брали такую же расцветкой дворнягу, и давали то же имя (там вся деревня была таких одинаковых собак, и их постоянно прибывало, может быть, это тоже был мотив рубить Шарику голову). У нас же собака, в отличие от серьёзного подворья тёщи, исполняет только социально-ритуальные функции, как священник. Иногда выполняет плохо, и тогда собак выбрасывают, и ангел ходит укором молчаливым по помойкам, но вообще это неправильно: символически животное может работать всегда. Даже если ссыт дома на ковёр.

Объективные компонетны собаки: чаще всего мы её берём (собаку домой - компонент интересного акта воли, чистота альтруистического кода). И второе: она полностью от нас зависит. Третье: она веками психофизически подогнана к очень близкому проживанию с человеком в одной среде в рамках симбиоза.

Собаки на открытках и в мультиках: глаза - преданность, уши - готовность слушаться, лапы - готовность служить.

Собака в своей пластике и присутствии - это раб, но счастливый раб. Когда-то она не была рабом. Это давно было, когда она ещё могла уйти из симбиотического союза с человеческим стадом. А теперь не сможет, и психика её хорошо закрасила этот факт, и раб стал счастливым, как только потерял возможность стать свободным. Как и полагается.

Мы любим их теперь, когда они уже в симбиотических целях не нужны, потому, что:

1) счастливый удобный антропоморф дома, излучающий чистую радость включённости в социальную связь - ходит себе по дому такой привлекательного вида антропоид, сам вид которого выражает стремление быть в человеческой стае - ходячий завет о святости вовлечённости в стаю, о благости этого дела; нам такое надо дома, многим вместо телевизора - чтоб, бляди, помнили о настоящих ценностях, смотря в её преданную морду, а не в телек долбились;

2) это только антропоид, но не человек - это только позволяет чище видеть святость социальной центростремительной силы, работает обычная фигуративная ситуация акцентирования сходства при небольшом различии (телесном), мол, посмотри, не только люди, но и собаки чтут семью, тянутся в дом, тянутся к прекрасному.

Collapse )