January 27th, 2012

Jruesse aussem Kiez

(no subject)

Последние фотографии с нашего балкона (через три дня, впрочем, балкон будет опять, но уже другой). Вот это смешное дерево внезапно стало жёлтым после похолодания.


Photobucket




Jruesse aussem Kiez

neukölln - kreuzberg

Мы переезжаем из нашего фриковатого района, кажется, в совсем фриковский. Но так только кажется, наверное.

Вообще, дома там - стабильные отличные казармы позапрошлого века (сейчас это считается лучшим жильём в Берлине), а не то, что в нашем Кройцкёльне - стабильные дома для рабочих, построенные в период индустриального взрыва и притока рабочей силы в начале прошлого века.

Наш район, впрочем, стал уже тоже стабильным. Фрики и хипстеры выросли, понаоткрывали свои рестораны, архитекторские и программистские бюро, психологические, психоаналитические, тантро-його-магические и проч. консультации и парикмахерские, в каждом доме два-три кафе, две-три галереи теперь, все первые этажи уже не жилые, а витрины всего за три года стали. Например, год назад всего два чудесных мальчика открыли небольшое кафе в нашем доме, мы туда вечером спускались пить вино летом и осенью, и у них была оригинальная концепция - "Неандертальская кухня":) то есть всё минимально температурно обработанное, простые блюда, простейшие салаты из крупно нарезанных овощей и зелени как гарнир к мясу или рыбе, очень хорошие вина (один из парней испанец и возит их оттуда, бочками, из родительского дома). Теперь туда не спустишься вот так вот запросто, попить или поесть. Запись за три дня вперёд, а на пятницу или субботу - за две недели вперёд, ресторан известен на весь город стал. Район стал самым модным в городе. Газеты суки наддали жару, расписывая наши рынки и галереи, образ жизни, бары и кафе (на днях самая буржуазная газета страны - "Süddeutsche Zeitung" разродилась статьёй на весь разворот про стремительное развитие Нойкёльна - по ссылке урезанная статься, зато много хороших фото), и расписала всё конфетно), каждая лужа и какашка приобрела историю, значение. Цены на жильё за два года взлетели наполовину. Собираю статьи о нашем околотке. Горжусь, да, и радуюсь. Телевизор свистит два года уже коммунистически отчётно об экономическом и социальном чуде этого бывшего турчатника и рассадника криминалитета и левацких безработных смут.

Мы переезжаем туда, где всё это уже было и прошло и приняло практически музейные формы. И поближе к парку и любимой улице Oranienstrasse, полной музыки, кино, баров, где мы и так постоянно бываем. Но с другой стороны будет тихий огромный парк и беговые дорожки и пляж. И квартира больше. И потолки у нас теперь будут как на вокзале высоки и с лепниной. Снять же что-то у нас в районе уже стало практически нереально из-за цены. Да и от наплыва хипстеров и фриков тошнит.

Радует, что во многих кафе в городе, да и в самом Нойкёльне - духовной родине хипстеров и инди - теперь на входе таблички "ХИПСТЕРАМ И ФРИКАМ ВХОД ВОСПРЕЩЁН!!! ИЗВИНИТЕ НАС, НО,  ПОЖАЛУЙСТА, ПОИЩИТЕ ДРУГОЕ КАФЕ" - истинные хипстеры и панки выросли и не желают этого глупого подражательства, так, наверное:) Правда что, заебали уже мальчики в шортах и пиджаках и круглых шапках с большими квадратными очками, и девки в балахонистых пальто, увешанные фенечками как новогодние ёлки или православные священники, и с огромными рюкзаками, как будто всё своё носят с собой. И всё это куплено за немалые деньги к тому же, что смешно и противно. Кстати, они все стрррррашно, беспробудно тупые, убойно тупорылые дети. Поколение, вызывающее омерзение, слизь противная, приставки для айподов, плесень бледная. Отлично сгенерированная выстроенная таргет-группа, чистые покупатели, с отменно разработанным головным интерфейсом - им можно продвигать вообще чистый пиздёж и фенечки, бумажки цветные можно стричь просто и продавать, они это покупают и обсуждают часами какая глубокая философия в этом настрижении бумаги и её продаже.

А там у нас как раз бывший центр революционного движения, борьбы с капитализмом, благополучно завершившейся полным торжеством буржуазного образа жизни с бережным сохранением памятников буйной революционной молодости.

Тот район я уже не буду называть "наш околоток", там как-то всё уже не так интимно, что ли, не так семейственно на улицах и родо-племенно.

С каждым я мог там заговорить и быть понятым в том, что меня волнует даже, весь околоток был пропитан эмоциями и улыбками, продавщицы знали, какое вино мы с Матиасом покупаем и какие сигареты и какое мороженое и хлеб, через пять минут с понравившимся на улице парнем можно было уже разговаривать в кафе или просто не разговаривая потрахаться и идти дальше, или хотя бы обменяться телефонами, без всяких церемоний и тупых стеснений, если нет времени ебаться или разговаривать, соседи находили упавшую с балкона крысу и она жила у них два раза, приносили плов и торты, а мы им блины и изумительные супы по старинным немецким рецептам, в которых Матиасу нет равных - однажды мы на Flohmarkt-е сварили кастрюлю супа из протёртой брокколи на молоке, посыпали пармезаном сверху этот крем-суп, тёрли сыр на тёрке после разлития супа в тарелку и при отсчёте сдачи, и продавали по два евро чашку, все были в восторге, и думали, что рецепт супа охренительно непрост:))

Люди в Кройцберге как-то постарше и понепохожее друг на друга. Так что за тэгом "наш околоток" остаётся чудесный Kreuzkölln, в котором мы прожили два года.

Вот такое там дерево недалеко от дома:) В смысле, в Кройцберге теперь уже, а не в Нойкёльне.


Photobucket


Collapse )