June 14th, 2012

Jruesse aussem Kiez

так что же такое лечение депрессий? (так что же такое желание жить?)

Лечение депрессий - самое сложное и интересное.

Восстановить или создать систему мотивации, получения удовольствия - нелёгкая штука. И лечат не тело или там "душу", и именно цельный организм который есть система связей общества и жизненно-ситуативно-телесной точки, каковой является жизнь каждого отдельного человека.

А ещё лечить депрессии сложно по двум причинам:

1. Сама природа ради своих нужд обрекает нас на страдания, то есть на разлад системы. Депрессия возникает как системное расстройство и наряду с популярнейшими инсультом и раком и сердечными ударами - всегда присутствует при смерти человека. Природа придумала нам страдания, обрекла на старение, ужасы, распад, смерть - чтобы мы изловчались преодолевать даже эту гадость, болезни. А не только плохую погоду и нехватку еды. Чтобы мы вертелись как вши на гребне, даны нам болезни и ужасы. Чтобы мы изобрели бессмертие и разум, которые всё преодолеют.

2. А самое сложное - вообще поверить, что жизнь должна быть интересна. Что можно чего-то хотеть. От чего-то получать удовольствие, за чем-то гоняться, за коим-то хуем приучать себя получать удовольствие от чего бы то ни было, и вообще чего-то хотеть и достигать. То есть, вопрос, нахуй вообще жить, вся эта суета - он обязательно придёт, он неотменим, он похерит всё лечение.

А лечение есть медленная проработка всей социальности, каждого шага человека. А вовсе не зарядка по утрам чтобы стала приятна или там другой какой полигон создать получения удовольствия (штангу тягать, любить секс или там детей любить или чертей или книжки или просто дрочку или просто алкоголь или просто булки сдобные или просто карьеру или там птичек или господа бога или просто резать глотки неверным - похуй, что приносит удовольствие, смысл "лечения" даже не в том, чтобы на такой полигон какой-то из названных натаскаться и приучиться получать от него кайф, поощрение) и не только чтобы таблетки подобрать нужные.
Jruesse aussem Kiez

классика

«Вчера Сергей Николаевич вернулся из Тулы и видел Лёвочку в Ясной Поляне. Сидит в блузе, в грязных шерстяных чулках, растрепанный и невеселый, с Митрофаном шьет башмаки. Мне подобное юродство и такое отношение к семье до того противно, что я ему теперь и писать не буду. Народив кучу детей, он не умеет найти в семье ни дела, ни радости, ни просто обязанностей, и у меня все больше и больше чувствуется к нему презрения и холодности. Мы совсем не ссоримся, ты не думай, я ему даже не скажу этого. Но мне так стало трудно с большими мальчиками, с огромной семьей и с беременностью, что я с какой-то жадностью жду, не заболею ли я, не разобьют ли меня лошади, - только бы как-нибудь отдохнуть и выскочить из этой жизни».
(сестре, 5 февраля 1884).

«Жаль, что мои роды не кончатся до вашего приезда. Хорошо бы эту мерзость проделать в одиночестве».
(сестре, 22 марта 1884).

«Не на радость, а на муку еду в Ясную. Лучшее время – купанье, покос, длинные дни и чудные летние ночи я проведу в постели, с криком малыша и с пеленками. Иногда на меня находит буйное отчаяние, я готова кричать и приходить в ярость. Кормить я не буду, возьму кормилицу».
(сестре, апрель 1884).

«Я ушел и хотел уйти совсем, но ее беременность заставила меня вернуться с половины дороги в Тулу… Все-таки жалко ее. И все-таки не могу поверить, что она такая деревянная. Только что заснул в 3-м часу, она пришла, разбудила меня: «Прости меня, я рожаю, может быть, умру». Пошли наверх. Начались роды. То, что есть самого радостного, счастливого в семье, прошло как что-то ненужное и тяжелое. Кормилица приставлена кормить.
Если кто управляет делами нашей жизни, то хочется упрекнуть его. Это слишком трудно и безжалостно».
(Лев Толстой, Дневник. 1 июля 1884; записано 12 июля).

http://clear-text.livejournal.com/362288.html

Во всей этой хуйне не хватает "И несмотря на то что жизнь наша была тяжёлая, мы были очень счастливы могу я сказать оглянувшись назад". Ну этот рефрен впрочем мы все и так слышали на уроках литературы или в церкви.

Кстати, я считаю, что счастье из оглядки назад виднее - потому что если ты ещё способен туда оглянуться, это было не так уж страшно, это и правда счастье, что у тебя остались то есть значит способности оглядываться, глаза на месте, способность тикать, убегать и съябываться, оглядываться, вообще мозги ещё работают после всех этих абсурдов, пиздеца самовзятого на себя и ужасов в которые все их участники радостно подставили свою шею.

- Так а что кисет-то, мил человек?
- А с кисетом... с кисетом было трудненько... Но расскажу про кисет...