August 11th, 2012

борьба с короновирусом

шальтунг затянулся

Прекрасный руссодойч-диалект. Человек на нём разговаривает на полном серьёзе. Это он зря всё же свои проблемы решил в пятницу вечером поднять на таком наречии - вредные тролли вообще запутают ему все провода в голове и в квартире.
Jruesse aussem Kiez

всё ново под луной, но чаще всего люди хотят видеть, что ничего не ново - так спокойнее

- отсюда и любовь к Повторению, к старым проверенным трюкам, желание видеть каждый день одно и то же, есть всё тот же бутерброд на завтрак и пить кофе неизменно всё той же марки - никогда не надоедает. Такова любовь - она есть любовь больше к Повторению, чем к новому - в мире тревоги и сумасшествия.

Вечно живут фотографии с Ух-Ах-Эффектами, занимают ежегодно призовые места мировых конкурсов красоты фотографии, во все времена одинаковые, как и цирковые трюки.

Кстати, на такие же фотографии на старости лет повёлся и Ролан Барт (см. его лиричнейшую книгу "Camera Lucida: комментарий к фотографии", где он верно описал структуру изображения и его взаимодействия с умом и с глазами и разными архетипами в нас вроде мамы папы сына собаки, но, видимо, сам сильно обчитался попсовой прессы и иллюстрации к этому замечательному трактату подобрал так себе).

Хорошее фото, вполне повествовательное, без наскоков на читателя, без мозгодавства, без дешёвой занимательности - оно другое.

Например, утробная сестра моего деда, баба Клава, огромная как шкаф, человек-гора, Архаик Мавер, богатая советская крестьянка, приезжавшая в город Омск, житницу Сибири вместе с Омской областью на мотоцикле с коляской и привозившая всем подарки в виде трёхлитровок сметаны и варенья, пившая у деда на даче и дома на Учхозе его самогонку как лошадь, но мелкими стопками, и потом спавшая в комнате, храпя так, что тряслись серванты, набитые подаренным ею же хрусталём - она была огромным повествованием для меня. О деревне. Я был у неё в гостях когда мне было пять лет, за мной гонялись гуси, однажды бычок, которому баба Клава, встав между ним и мной, дала в ухо с разворота кулаком так, защищая меня, что телёнок упал на передние ноги, склонившись перед ней, и у него пошла кровь из носа.

Да, так вот, если расписать происходящее так, как расписывает его Ролан Барт, то, собственно, этот удар кулаком в ухо и свежая кровь, запах её, перемена со страха на восторг - это великий PUNCTUM, о котором говорит Барт, укол, citar, удар тореадора - в ухо телёнку и в мою память.

Но раскрывается ли баба Клава вполне в этом punctum-e?

Нет. Скорее в том, что мне запала эта сцена в память, раскрываюсь со своими страхами я.

Баба Клава раскрывается-развёртывается через Collapse )
Jruesse aussem Kiez

This ain't California, а также о неолиберализме (а существует ли вменяемая критика капитализма?)

Были панки ГДР - критики системы с большим апломбом и программой, были панки ФРГ - тоже критика системы, но в очень негативном варианте, через саморазрушение, сведение к животному состоянию. Одни кусали социализм, другие капитализм. Сегодняшний капитализм упразднил и тех и этих.

А вот сегодня есть ли критика сегодняшнего капитализма? Неолибералы смешны не меньше чем левые из детсада тов. Жижека. Все они критикуют капитализм в рамках всё той же экономики, не предлагая никакой новой ценности.

То есть, уже понятно, что есть помимо человека-волка и человек, ценности которого не ориентированны на постоянный обмен, экспансию, материальное преуспевание - однако на языке неолиберализма это оказывается невыразимо, так как им заняты экономисты, и в основе экономики не может не лежать утверждение о том, что всё содержимое человека реализуется в рамках обмена, материального обмена.

ГДР-овских панков поглотил жаждаемый ими капитализм. ФРГ-панков продолжают подбирать в метро с передозировкой и заросшими грибками, оттраханными собаками и просто замёрзшими.

Все эти люди привязаны к капитализму.

А я вот помню, как я любил детские фильмы из ГДР, я и сейчас их, виденные в детстве, пересмотрел во множестве.

Там было много спорта, лёгкое нормальное отношение к сексу, они были радостные.



Вчера мы ходили в кино о восточноберлинских скейтерах, документальный фильм, сделанный из семейной кино- и фотохроники.



История мальчика, преуспевавшего в спорте, и тем самым и во дворе, и в конце концов на волне оттепели он стал ездить из восточного Берлина в Западный на соревнования с доской.

Очень красивый фильм. Фотографии, съёмка на любительскую камеру, съёмка мальчика на камеру спецслужб (ах, как хорошо и профессионально! снимали явные гомосексуалы - спасибо партии за это! - когда мальчик подпрыгивает, камера красиво в фокус увеличивает его прекрасный живот или сверкающие губы и глаза, очертания его тела... ох как скучно было всё же работать в слежке, но сколько материала!), фотографии разных архивов слётов, семьи, его подруги, потом его друга, массы людей, парень был очень фотогеничен.



Ну да, так вот, что мне бросилось в глаза:

при обилии панк-сцены или сцены просто стиляг (хотя это совсем уж глупая сцена и далёкая как от свежести спорта, так и от высокой устремлённости панков Вост. Берлина) в Вост. Берлине, при том, сколько он встречал всяких субкультур и культур в Зап. Берлине -

он остаётся незатронут этим всем "добром" идеологической борьбы / работы.

Он остаётся в интересах просто своей компании, развития города как он есть потом и соединённый, и для него мало что меняется, и звездой он не стремится стать ни на той ни на этой стороне. В общем-то они живут хипстерски своей компанией на досках, мало чего желая, но тем не менее, не яваляясь аморфными в социальном смысле.

Это отличное продолжение ГДР-овского кино.



Там юношей не ебла нисколько идеология, что капиталистическая, что социалистическая, не трахали вопросы, как сбежать на Запад. Они интересовались здоровым образом только друг другом и естественным образом трахали друг друга (в ГДР секс был, причём в отличие от ФРГ гомосексуальность считалась пусть не нормой, но вариантом нормы и не преследовалась уголовно).

Нет-нет, я вовсе не о том, что трахайте друг друга и не мешайте большим дядям творить политику и будьте просто благодарны им за то что они вам не мешают натягивать друг друга.

Я о том, что никогда не слышал я нормальной критики капитализма. Слияние ГДР и ФРГ, слияние СССР с миром капитализма - это всё показало то, что критикой капитализма было только большое желание в нём жить и его же поправить, очеловечить. Взаимная аннигиляция тех и этих панков - простая смешная штука, которая это показывает. Восточным панкам дали надышаться мечтой о Западе - и где они потом? Часть стали акулами капитализма, дорвавшись до бесплатной кока-колы, часть подохла от СПИД-а и от наркотиков вместе с западноберлинскими коллегами, поняв, что не в кока-коле и не в материальном достатке в не в чудесном Западе счастье.

Как нездорово-то... Ни одного красавца не осталось. Негеройски всё это.

То есть: много потерянных культур, вариантов. Забыто.

А фильм очень классный.