October 14th, 2012

Jruesse aussem Kiez

"Закрытое общество": художественная фотография в ГДР, 1949 - 1989 (выставка)

Я сравнительно недавний житель Германии и житель Берлина, но могу уже отметить, что мне сразу понравилось и показалось новым на этой выставке: тема ГДР перестала быть намертво связана с темой падения Стены и утверждения ФРГ повсеместно.

Можно видеть теперь (когда однобокая политическая ангажированность вокруг ГДР поутихла) то, что всё же думали в ГДР помимо этой магистральной темы, что люди вообще смогли общечеловечески интересного там придумать. И второе: посмотреть уже несколько непредвзято, а как же они там жили без мистификации и политизации этого там.

Некоторые такие моменты я начал давно замечать, впервые, когда ездил в самую ГДР-овскую глушь маленьких городков встречаться с моим ребёнком, и там, в поисках того, где бы провести время, мы часто посещали музеи и галереи, где выставлялись картины, фотографии региональных художников, и там я видел, что за обыденная жизнь была, что рисовали люди. И это было вовсе неплохо, а часто и интереснее, чем "западное искусство". Нет, не то чтобы "бедненько, но прочувствованно", да нет же, а вообще не касаясь тем капитализма и борьбы с ним или с коммунизмом, но темы постоянные - возраст, красота, повседневность и т.п.

Некоторые такие моменты есть и в Берлине, я пытался их фотографировать и описывать. Даже любимые мной восточноберлинские панки, фотографированные Нан Голдин с очень близкого расстояния, и также и как субкультура, более, впрочем, возрастная, чем протестно-политическая (и то, что она возрастная, представляется мне интереснее и важнее чем то, что она политически вдохновлена и тематизирована) - они несли много интересного, побольше, чем чаще всего однобокая политическая ангажированность жителей западного Берлина, которые всю жизнь были дотируемой витриной капитализма и Запада для Востока (кто до сих пор не в курсе: западный Берлин был островом ФРГ в ГДР с единственной пятисоткилометровой автодорогой в западную часть и с самолётным сообщением, половинкой города, обнесённой стеной среди ГДР). Или вот один из последних известных документальных фильмов о ГДР, собравший много зрителей в кинотеатрах и которому посвящено теперь множество фан-страничек в сети - This ain't California - он уже не о панках, а о другом, совсем не политизированном молодёжном движении, скорее и не о движении, а именно что постоянно проблематизирует тему движения и повседневности, говорит о том, что люди собирались и по другим основаниям вместе, не только для того, чтобы выпить и поиграть на гитаре, но и не для того, чтобы покритиковать режым. Или вот последний ГДР-овский фильм, снятый в DEFA, центральнейшей пропагандистнейшей киностудии типа "Киностудия детских и юношеских фильмов им. Горького" - он совсем не о панках, не о политической свободе, не о преддверии стены и соединении с мечтой о Западе, он, да, в лучших традициях морально-этического красивого советского кино про школьников, которые обсуждают морально-этические проблемы, но он всё же про учителя-гея и про его более продвинутого в вопросах пола и морали друга-ученика (учитель ебёт парня, ебёт его и плачет, о своей загубленной душе и чёрт знает вообще о чём).

Это очень нужно и важно, чтобы были темы большие, чем современность, какой бы выстраданной и героической она ни была.



Фотография лета 2012, наши соседи по веранде в одном курортном месте читают большую, на весь разворот, статью об этом фильме и о повседневности ГДР в моей любимой газете Süddeutsche Zeitung... тоже нравится мне эта страна тем, что встречаешь людей, которые читают одну с тобой газету и обсуждают написанное в ней с тобой, встретившись случайно

В общем, на этой выставке у меня было такое звенящее восторженное настроение правоты, фразой "На Марсе жизнь есть!" его можно передать, она ко мне и пришла на выставке, и это совсем не оттого, что я поклонник СССР или ГДР или пионерского образа жизни или чего-то такого (на фотках такого и нет, как и не только повседневность, но и думы об искусстве и высокое фотоискусство ГДР, это именно художественное фото собрано там). Скорее, некоторое культурное удушение по поводу прошлого чувствую, и это мне не нравится, ограниченность взглядов назад. Да куда угодно, и уже притом беспричинная (когда на мозги может уже и не давить радость по поводу разрушения Стены).



Collapse )