October 20th, 2012

Jruesse aussem Kiez

Pussy-вечер в Берлине

5 октября, глоток воздуха на чужбине, глоток хорошо настоянного СССР в нашем родном Доме Российской Науки и Культуры на Фридрихштрассе, что стоит там со времён ГДР, выполняя роль простого советского ДК, обслуживая нужды тех, кого судьба (злодейка) забросила в Берлин.

Совершенно та же обстановка и атмосфера, только очень пустынно, по вечерам там всё те же немногие и всем на лицо знакомые люди, что и в российском посольстве и в консульстве, лениво сидящие и прохаживающиеся. Возможно, где-то там в других залах этого большого здания они в другие дни играют в шахматы, в настольный хоккей и в другие советские досуговые игры, но вечер пятого октября был отдан встрече немецких и российских журналистов в рамках международного студенческого форума.

Девять секунд видео начала заседания:



Студенты и журналисты мной были там замечены только российские, за исключением одного юноши из Tagesspiegel-я, глуповатой газеты, но типа объективной авторитетной. Может быть, была и немецкая журналистская молодёжь (пару студентов-немцев я заметил), но не более двух-трёх представителей, и они, стало быть, молчали. Взрослых немецких журналистов не было вообще, для них заседания от посольства дело уже известное и неинтересное, как сказал мне муж, охотно приходящий в разные посольства в качестве журналиста, но в русском делать нечего, глухо и неинтересно как в танке.

Наша молодёжь, проживающая здесь временно или постоянно, добровольно не пришла, та, которая неделю назад переполнила один кинотеатр на визит Кашина с фильмом "Поцелуй Путина" и посетили вечер встречи с Кашиным в тесном кругу. Были пара лиц, но они помалкивали.

***

Да, некоторые молчали именно что как в музее или в театре. Этому способствовала и топография зала: длинный прямоугольный стабильно заседательный, для иерархически организованных заседаний стол, который выполнял заявленную в программе роль круглого стола, а вокруг него по стеночкам впотьмах расставлены стулья для зрителей и менее равноправных участников дискуссии. Стол был освещён отлично, а вкупе с разноцветными флажками, флаерами и другими украшениями блистал как праздничная ёлка, а вот писать что-то в записную книжку на этом стульчике из окружения вокруг этого стола было темно и неудобно. Но зато можно было таким образом вкусить иерархичную атмосферу порядочного советского заседания.

Ещё было два немецких художника, вяло пробовавших двигать через переводчика речи в защиту Pussy Riot, получалось совсем не очень, и они только фыркали и строили ужасающиеся лица. Мероприятие было организовано русским посольством. Кажется, оно было никому не интересно. Заведомо известная атмосфера, речи, высказывания. Собственно, я пошёл приложиться именно к этому застарелому духу, к этой советской прели, компостному запаху. Иногда меня тянет на такие флюиды, как тянет иногда людей отведать сыра с плесенью и запахом нестираных носков, найти в нём непременно новые оттенки аромата.

Collapse )

***

Вечер был посвящён тяжёлым вопросам российской современности, в программе были заявлены вопросы свободы прессы и напрямую вопрос о Pussy Riot. Собственно, его все и ждали с самого начала, постоянно приговаривая "потом, потом, да, это самое важное, но давайте сначала обождём". Было похоже на облизывание перед десертом. И, пока проговаривалось всякое вроде того, что такое российско-германская дружба, люди уже начинали потихоньку перетирать между собой предстоящее во второй части блюдо. Непростая русская история, но и немецкая не проще, в Германии процент людей больше не доверяет парламенту, чем процент людей в России, дружба крепка двух стран, фотографии Путин и Меркель, взаимно увлечённых разговором друг с другом, Путин и Венедиктов, Путин и Ксения Собчак под ручку, Навальный в обнимку с ментами, менты в обнимку с Немцовым, особый евро-азиатский путь России несмотря на договорённости с ЕС по правам человека и так далее и так далее всё в таком духе было дежурно как литургия отговорено в первой части на тему победила дружба.

***

Начало. После приветственного слова председателя слово и микрофон передаются русскоязычному журналисту Tagespiegel-я Никите, который отчитывается о том, как освещает немецкая пресса Россию, знает её или не знает, какие стереотипы в ходу сейчас. Юноша говорит "Навалны" и "я работаю на Тагесшпигеле", обильно выдаёт прочие странности андроидного выговора, нормальные для спецпереселенца в качестве природного немца из Украины или из России.

Я, конечно, понимаю, что когда я говорю по-немецки, ошибаясь с артиклями, и получается как Мой жена пришёл, это звучит, видимо, так же, как речь Никиты, но есть что-то в речи типа речи Никиты андроидно-отталкивающее, так как известно, что когда-то он неплохо говорил по-русски. Всё, что он рассказал: Навалны для Германии человек конченый, так как он запятнал себя связью с националистами. Ну что сказать... такие тупые шаблоны характеризуют газетенции типа Тагесшпигеля и журналов типа Шпигель и Фокус (что удивительно и грустно, у нас в России их считают авторитетными и очень умными журналами и газетами, рупорами общественного мнения, хотя это флюгеры самой общественно аморфной массы с плавающей позицией), но никак не попадают куда-то, где что-то обсуждается. И вся русская оппозиция теперь, во главе с Навалны таким образом для всей Германии ещё говнистее, чем Путин, - сказал Никита.

Collapse )

Старушка, представившаяся как выпускница МГУ, давно живущая в Берлине, после речи Никиты просыпается. Рассказала маленько о том, что Германия всегда для России была образцом, от экономики до манера разгона демонстраций (бапка считает, что берлинские полицаи вообще ублюдки по сравнению с российскими). Вообще, бапка свирепо осуждала пусей, сказала мне на перемене, что я не понимаю, что такое Вера и то, что её защищать надо больше девушек. В который раз вижу здесь сталинистов и путинистов на постоянном проживании. Я сказал бапке на ушко (она сидела рядом со мной, потом пересела от меня), что она бесстыжая старая задрыга и хуеплётка и что сто хуёв ей в жопу при случае (я такого в жизни ещё ни одной бабушке не говорит, но тут захотелось поставить лингвистический эксперимент), но она, кажется, к таким номинациям привыкшая!! - только усмехнулась мне в ответ. Бывают же люди.

Collapse )

Просыпается и русско-оппозиционная пресса Берлина, в частности журналист убойных газет "Еврейский Берлин" и "Русский Берлин" (они убойны тем, что сделаны методом копипаста из самого разнообразного интернета с минимальной правкой текстов, по поводу чего на них постоянно висят судебные дела по поводу нарушения авторских прав и идёт постоянный поиск журналистов для этой бешеной авантюрной работы, работы на аудиторию старой закалки - старая линия еврейской и русской кобласной эмиграции последней волны, не умеющей пользоваться интернетом). Это отчаянный дед, бывавший в этом году на баррикадах Болотной Площади, о чём он поведал с незабвенным пафосом, смесью риторики шестидесятника, комсомольского активиста и борца за новейшие свободы. Зачем и кому он сказал это всё, неясно...

Collapse )

Ещё был интересный вопрос, поставленный особо отдельно Председателем, почему русские с симпатией относятся к немцам, если их победили? - Зал пришёл к выводу, что это потому, что Германия - достойный противник был. Ну ёпа мать... А потом спрашивается, почему немцы с нас потешаются. А как, если мы живы в отношениях с народом вот такой памятью?..

***

Основные гости, три студента МГУ, ради которых и собрались здесь все, чтобы втолковать им о свободе слова двух великих культур и стран, сидят рядом с воспитательницей местного посольского детского сада (по правую руку мы видим её лицо) и клуба то ли, как всегда с названием "Родничок" или "Капелька", то ли "Родные просторы".

Collapse )

А вот эта воспитательница это кадр. Она была постоянно невероятно мимически активна, строила удивительной выразительности, проникновенной силы воспитательные сопроводительные смайлики, по которым всё ясно, прежде всего позиция посольства в вопросах свободы прессы и оценки творчества пусей. Она постоянно привлекала моё внимание, мы играли с ней в гляделки, а на переменке я выяснил, что она осуждает пусей, является глубоко верующим человеком, но также и человеколюбицей.

Тётушка очень старой закваски, один из наиболее мощных экспонатов вечера, недаром сидела по правую руку от Председателя и рядом с детьми-журналистами. Когда показывают кадры из творчества пусей, она закрывает глаза или обхватывает голову руками, защищаясь. Когда Пуси поют с экрана, что лучше б ты, собака, в бога верил, она спокойно, демонстративно залпом и не дрогнув, как-то как солдат выпивает водку перед боем в кино, выливает в рот стакан воды, при этом театрально оперно запрокидывая голову, и открывает глаза.

Кстати, что мне досадно, что этот риторический ход в песне пусей - дословную явную цитату из переписки Курбского с Грозным, "ты, собака, лучше бы в бога верил" - никто не оценил как красивую цитату нигде ни разу.

Collapse )

Перемена.

Collapse )

***

Вторая часть, посвящённая деятельности пусей, начинается с появления на экране плачущего Путина, который остаётся плакать на экране минут на двадцать, до начала просмотра следственного материала пусей и наглого ролика, на котором якобы они спели полностью свою богомерзскую песню, что является монтажом и наглой подделкой, "расхрабрились", как метко заметили в зале.



Ещё девять секунд видео:



Слово берёт юноша тоже характерной наружности - пресс-секретать российского посольства в Берлине. Высказывает официальную российскую позицию о справедливом и независимом суде. Настолько топорно рубит про независимость, насколько это только можно карикатурно представить.

Как-то нормально, что суд выражение общественной нравственности, но в его воззрениях суд запредельно справедлив в некоем совершенно высшем и непостижимом смысле. Он не толко вне общественного мнения, но он даже выше нравственности.

Это очень сказочно всё и загадочно звучит на немецкое ухо. Но в зале одобряется. Суд непостижим - непостижимо жесток - а вот в том-то и независим!

Collapse )

Внезапно слово берёт прихуевший от резкого потока осуждения пусей немецкий молодой художник, который общается через переводчика. Сам художник высказался кратко, риторическим вопросом типа как так можно, зачем такая жестокость, мол, не то чтобы у нас вам не тут, но всё же по-людски можно же поступить.

Collapse )

Мне очень понравился его переводчик, предоставленный посольством, он копия актёра из "Пяти бутылок водки" (сравните по ссылке), он вещал медиумически прикрывая глаза, мне понравилась его мимика.

Вот небольшой кусочек из "Пяти бутылок водки":



Они же одинаковы! Если не одно лицо и есть.

Collapse )

Люди слушают художника.Collapse )

Слово берёт молодой журналистский студент Лядов. Воспитательница посольского детсада оживает.

Collapse )

Завязывается дискуссия про доколе и ну как так можно и будь проклята эта страна.

Типичные старые тут на таких встречах давно гнилые темы, но всё же, что меня поразило, до сих пор горячат кровь и оживляют лица. Я не успевал щёлкать фотоаппаратом, такие мимические салюты громыхали по лицам, целая Божественная Комедия, все круги и ада и рая сразу.

И вот в темноте проснулся и спутник художника, парень, какие мне нравятся - смуглый, не очень-то высокий, с ясными глазами и очень маскулинными чертами лица.

Collapse )

Честно говоря, я потом полчаса бесстыже фоткал его, наслаждаясь его красивой живой человеческой мимикой, ресницами, губами. Смотреть на то, как колбасило в политангажированном угаре народ, прибивая лица на скучные маски классической трагедии, мне быстро надоело.

Ещё была очень симпатичная девушка.



Collapse )

Во расчувствовался мужик пусями, не то что я парнями-художниками...

Насторожились даже эмгэушные юные журналисты и юный пресс-секретарь российского посольства в Берлине. В его лице мне очень, кстати, понравилась честность, неподдельная честность, убеждённость и какая-то постоянно заготовленная в губах в моменты молчания порция хорошего взвешенного плевка в сторону гнилых хулителей России.

А всё же интересно, он милиционер или журналист по образованию? Ну, по первому диплому если. Фэйс уж настолько милиционерский, что даже не верится, что журналист может такой заполучить.

Collapse )

Ну и, конечно же, оспины и плохая кожа понравились мне тоже, это подобает честному парню, с лица которого воды не пить, но свидетельствует о том, что не за красивые глаза строится его жизненный путь, а заслуженно. Это как одноглазие Кутузова или другие уродства и стигматы - прекрасно в моральном смысле, и потому привлекает, располагает.

Collapse )

Полюбившийся мне молодой красавчик-художник, обладающий совсем другим лицом, предполагающем также и иную, чем в случае секретаря русского посольства логику чтения лица, наблюдает с повышенным интересом за кульминацией наших страстей.

Collapse )

Слово берут аспиранты МГИМО (берут его, оно им не передаётся автоматически).

Два сокола, типичная русская внешность, московская, такие выкормыши гнезда Петрова, сильные прекрасные его птенцы, надежда русской государственности. Лица их не обезображены последствиями нервности перестройки, вылившимися в рытвины юношеского акмэ на лице старшего коллеги, пресс-секретаря берлинского русского посольства, лица их ровны и белы, сильны и уверенны. Тоже честны. Вообще, мне нравится, что в России стала возможна честность, убеждённость. Их лица противоположны и лицу борьбы старшего товарища, их честность не прошла пекла и борьбы, она чиста и выражает пока лишь только готовность к пути, их лица похожи одно на лицо другого, они напоминают мне немало лица сериала начала перестройки, про гардемаринов. И они так же и чудесная пара, эти птенцы российской государственности, лица как из кино, хорошо смотрятся вместе, командой, сплочённо, они двойняшки практически, и одеты были одинаково, и предметы канцелярского быта были у них одинаково. Мне нравится мечтать, как они вместе делят постель и скромный ужин и завтрак.

Collapse )

Мне даже ненадолго разонравился мой смугло-сумрачный молодой берлинский художник. Друг моего симпатяги, выступавший уже художник, слушает птенцов гнезда Петрова с неподдельным придурочным ужасом на лице.

Слово берёт опять Воспитательница и опять Председатель.

Collapse )

Художник приходит от её слов в ещё более неподдельный ужас.

Переводчик из фильма про пять бутылок водки приближается к своему переводческому апогею, к переводу самых глубинных русский страстей для ошалевшего художника.

Collapse )

Вообще же, потом художник и его друг как-то выдохнули и просто рассмеялись, и вышли, пока Птенцы высказывались, всё быстрее передавая друг другу микрофон как два клоуна и повествуя об успехах России в международной политике.

Collapse )

Фотографии лежали две недели, но как-то сегодня меня пробрало их пересмотреть и прокомментировать.