December 25th, 2012

Jruesse aussem Kiez

Чистые вещи, стихии (почему лучше разводить и смягчать)

Выделение чистых вещей, вещей самих по себе - имеет корни, однако, в сказке, в мечте о получении волшебного предмета.

Высокий уровень абстракции (для получения, скажем, чистой идеи, представления, жгущего своей чистотой мозг и зажигающего сердца на подвиг - чистый, как говорит pharmakos, наркотик, идеи пьют, ими запивают, ими похмеляются в лучшем из миров), высокий уровень дистилляции (скажем, получение урана для превращения мира в руины или философского камня для превращения мира в золото) - процедуры, по сути, чудесные, жгуче желанные, за которыми стоит жгучее знание о том, что они делают нас нужнее, интереснее, подвижнее, сильнее, насыщеннее, направленнее, магистральнее.

Напомню, идея и есть дистилляция вещи, вещь в чистом, жгучем, скажем так, живососущем виде (хотя и можно подумать порой, что абстракция иссушает и упрощает - но нет, это только с тупыми абстракциями так, хорошая абстракция, спасибо pharmakos-у за отличное сравнение, действует лучше инъекции самого прекрасного вещества).

***

Так, например, семейные разговоры о вине, виноградниках - где оно лучше, что на него влияет почему во Франкфурте белое вино отличное, на юге Франции поганое, а в горах Испании снова отличное?.. - разговор пульсирует стихиями, клубится ими, втягивает их, привлекает, отталкивает, вводит их в сложную игру селекции и метаморфоз:

солнце, влажность, плотность ягод, плотность почвы, сток воды, задержка воды, ночью холод днём жара, тонкость кожицы винограда разных сортов, что такое влага под листьями, каменистая почва и так далее и так далее... - в разговоре как в центрифуге и в сепараторе начинают дистилироваться стихии и наконец тонкой струйкой начинает течь истина вина, искомо дистиллированная истина о том, что такое хорошее вино и что такое хорошие условия для получения действительно хорошего белого вина.

И вот истина винограда найдена, установлена, и можно выынести решение о том, что произойдёт с виноградной горой и будет ли так же вкусно вино в новых руках, как и в старых.

***

Или истина секса. Вот, например, человек ясно задаётся уже прямо с утра вопросом: а где же у нас истина секса в передаче посредством повествования, описания, худла (от "худ. лит.")? А кто же у нас пишет? Почему социально приемлемы не чистые истины, а замиксованное в поеботину говно, завуалированная истина (например, о сексе?)

***

И так чего ни коснись: взрывчатка истины она как взрывчатка динамит или взрывчатка водки - лучше разводить. Истина всегда экстремальна, слишком уж усиленная штука, жизнь не выносит такого напряжения, жизнь должна иметь поверхности, вялотекущую ползучесть валентности, вась-вася под дрочку вместо секса и выпивку плохого вина а то и винного напитка вместо хорошего вина.

Наша психика - это не мы

Известные свирепые явления психики, такие как загрызающая совесть, саморазрушение, депрессия - они обслуживают не нас единичных, а наш род, ценой нас, единичных тушек. Так же, впрочем, как и светло-радостные явления психики.

***

Вот у нас об этом просто, регулярно, вытрезвительно великолепно пишет автор Стелазин:

"...А печаль/тоска,- у нее в чем функционал? Очевидного вреда- вагон. Очевидной пользы- никакой. От того факт, что небеса внятно дают понять, что ты лузер,- прикладная полезность сомнительна. Потому как ну да, раньше не знал, теперь знаешь, раньше было нормально, теперь плохо. И что? И куда бежать? И что делать? И тут начинаются советы из разряда «не сутулься», «возьми себя в руки», «соберись тряпка» и все такое в духе «лучше быть богатым и здоровым».

<...>

Однако даже искажения интерпретации у человека в тоске и печали относительно слабы по сравнению с искажениями памяти. Это стойкая, стабильно прослеживаемая, неоднократно выявленная тенденция к ошибкам в обращении к блокам памяти,- люди гораздо легче вспоминают отрицательный опыт, быстрее извлекают из памяти негативно окрашенные переживания, образы, семантические конструкции, направленно обращаются к неприятным автобиографическим данным и оценкам. Причем, в следствии снижения функции когнитивного контроля, актуализированные воспоминания очень медленно затухают. То есть искажения памяти происходят на всех уровнях,- проще вспомнить все плохое и труднее забыть все плохое.

Все это в комплексе приводит к феномену, известному как «rumination», мыслительная жвачка. Человек, погруженный в негативное эмоциональное состояние, начинает бесконечно и бесплодно крутить в голове одни и те же типовые схемы, повторяемые на разные лады. При этом ему изнутри головы кажется, что он о чем-то размышляет, лихорадочно пытается найти выход из сложившейся ситуации, но снаружи очевидно, что психика, как тигр в клетке, ходит и ходит и ходит по кругу. Это все то, что когнитивные терапевты называют «автоматическими мыслями», «иррациональными когнициями», «маладаптивными схемами». Люди оказываются заперты внутри своей головы к карцере-одиночке, и проводят там кто дни, а кто и десятилетия, и бьются головой в эти стены, и бывает, что бьются насмерть, хотя на деле стен этих не существует, они нарисованные, они только для обезьянки внутри реальны, а так это просто флажки на веревке.

<...>

И ведь не скажешь, что мозг какой-то эволюционный садист, который специально нам такие подлянки устраивает. Мозг- он в принципе, за нас за нас. И все это, в общем, ради нашего же блага, типа «вырастешь потом спасибо скажешь». Но в данном конкретном случае (как, кстати, и в случае со счастьем),- он не совсем лично персонально за нас. В целом за всех нас. Но не за тебя конкретно. А вообще, во имя популяции"

http://stelazin.livejournal.com/105287.html
Jruesse aussem Kiez

Подарки на Рождество

В этом году получено во Франкфурте в виде рождественских подарков:

- семейная кулинарная книга, рецепты собранные и саморазработанные, с незапамятных времён, издание в сто с лишним страниц, страницы ламинированные - вообще классная штука;

- две новых больших книги по экскурсиям в Берлине;

- большое шерстяное ирландское покрывало для дивана;

- красивое большое издание с иллюстрациями собрания немецких пословиц и поговорок;

- ещё всякие книги художественные, но этим я не интересуюсь, зато друг мой читает много и охотно как раз художку, а вот стулья количеством пока неустановленным - это здорово.