March 7th, 2013

Jruesse aussem Kiez

Oh, boy



Наконец-то я посмотрел фильм, который идёт уже два месяца, но нам так и не удавалось выбраться в кинотеатр, один я не очень всё же в кино люблю ходить.



Фильм скорее о подростке, ему почти двадцать, он живёт или в Prenzlauerberg-e или в Kreuzkölln-e, кажется, именно последнее, как раз на Schönleinstraße, судя по метро, куда он спускается, выходя из дома. Не очень важно, в каком из этих двух районов - они одинаковы примерно, там и там случился культурно-экономический взрыв, "чудо", сначала в Пренцлауэрберге, откуда радостно вошла в новую жизнь юная ГДР-интеллигенция (в том числе и А. Меркель), а вот теперь очередь Kreuzkölln-a, и, похоже по возрасту главного героя и кругу его общения, фильм о юноше из самого выразительного на сейчас берлинского района - граница Кройцберга и Нойкёльна, место жительства, работы, праздников и безделья так называемых сегодняшних хипстеров, бедных молодых людей без постоянной занятости, с большими амбициями и социальной энергией.

Сюжет очень простой: юноша не встраивается ни в одну коммуникацию, не поддерживает ни одной языковой игры, принятой поведенческой модели. Это Холден Колфилд из Сэлинджера, милый совершенно мальчик, но делающий ошибки, классический возрастной сюжет, то есть, жизнь в пограничности, в состоянии смены и бифуркации.

В этом фильме она, впрочем, ещё и тем неклассична, что это атмосфера стагнации.

И вот поэтому это фильм не только о подростке, но и о городе. В подростке с этой точки зрения радует то, что он никакой не панк, не увешан идеологиями и дурными привычками, агрессией и подобной ерундой.

Но вот сам город в фильме заставляет задуматься о нём. Фильм очень красивый. Чёрно-белый, но это невидно, это работает только на вырительность. Районы в этом съёмке сняты намеренно так, как они и были и сто лет назад и можно увидеть на старых открытках. И да, этот район не изменился, я жил там три года, даже несмотря на наплыв разнонациональной молодёжи и оживление там, он выглядит так же, как и на старых фото, но он очень светится и, собственно, он и визуально и в действии оказывается интересен, не безнадёжен.



Ещё сцены из фильма:



Реализм. Отличные бары и кафе эти и драные концертные и танцевальные залы в заброшенных фабриках - это как раз Kreuzkölln, и линия метро на Görlitzer Bahnhof, где начинается снятая в этом фильме и днём и ночью Oranienstraße. А вот ездил в гости мальчик, кажется, к девушке в Prenzlauerberg (самое начало фильма), и там повтор улиц и этого вида на метро - важный момент, потому как похожие районы, но Пренцлауэрберг уже элитно-буржуазен, а сам мальчик - из всё ещё пролетарского, хотя и самого теперь пёстрого, яркого Kreuzkölln-a, и возвращается он утром к себе и смотрит из окна - вроде всё та же надземная станция метро, да не та же, что утром у девушки.