June 8th, 2013

Jruesse aussem Kiez

(no subject)

Из четырёх квартир во двор гул, смех, музыка. Хипстервилль, пятница вечер. Никто не жалуется. НИКТО. И меня это радует. А внизу по обе стороны подъезда вынесли за месяц три турецких кафе, открыли булочную на берлинский манер, кафе для лесби, магазин биопродуктов. И это тоже меня радует. А особенно, что и с той стороны дома праздник, светящиеся шары - сегодня ещё и открытие булочной.

Кройцкёльн разрастается быстрыми шагами - за полгода таким образом на километр, а мы думали, что убежали в тихий старинный цветастый турчатник. Нет. В двух квартирах празднуют новоселье - турки уехали, пара месяцев ремонта. А ещё в одной ДР, а ещё в одной - то, что рядом на Темпельхофе они на мировом фестивале дизайна получили приз. О фестивале я ещё расскажу. Полтора гигабайта фото, но у меня совсем нет времени. Я наконец-то нашёл людей, кто мне будет делать отель. Его особенно не надо делать, он прекрасен. Но я часто не знаю, как правильно и какие вешать шторы или просто хочу делать выставки-продажи или брать предметы на постоянку и на продажу одновременно. Одна пара, молодая, оказалось, живут через две улицы от меня.

Так что карта устарела, хотя её здесь постоянно обновляют: http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/0/01/Kreuzkölln.png

Но больше всего радует, что НИКТО не жалуется. На этот шум ночью. А мне он сладок. C ужасом припоминаю, как мне доводилось живать в районах, где ядовитые кусты были http://ru-de.livejournal.com/2139699.html или, из того же сообщества, сдвигали коврик у двери соседи и дело дошло аж до адвоката чтобы выяснить кто это и как с этим бороться (ссылку на этот маразм Сдвинутого Коврика не сохранил я что-то).

Мне очень-очень жаль, очень, что у меня нет времени писать. Я всегда знал, что насыщенные жизни не оставляют почти следов. Нет времени их оставлять. Ну что, ну сколько оставила моя любимая, к примеру, Анна Горенко? Две тоненькие книжки. Но ведь больше и не надо. Я теперь знаю о ней всё, но я не узнал ничего нового нисколько, прочитав ещё одиннадцать лет назад её несколько стихотворений. А всё равно. Вот эта ночь будет, оказывается, никому не передана никак, она закончится вместе со мной. Её можно описать, фотографировать. Но у меня нет времени, я постоянно хочу спать. Жадность: завтра жизнь будет ещё полнее, интереснее прямо с утра с восьми часов, если я высплюсь, ещё быстрее, ещё новее. Люди, люди, люди, их всё больше, я притягиваю всё больше и всё интереснее людей. Они же сгустки жизни как и ночь в этом дворе за моим окном.