May 19th, 2014

Gorky

Как я начал заниматься айкидо

Искав как сувенир домашнюю куклу-щелкунчика, встретил случайно в гугле свою детскую фантазию... Что останется от человечества, я сегодня уже кое-что написал. Но ещё садомазо останется, то есть приращение власти к телу до степени оргазма. Не, всякие фантазии овладения, изнасилования, подчинения - могут даже и уйти из супружеских спален, как станет невидимой и власть, но кончать люди будут только от слов и волеизъявлений, от того, что их любят, а не они сами, от благоволения и прощения и прочей пурги ещё долгое время, а не от приятных мест на теле и не потому что просто утром стоит хорошо. Господствующая логика, а на сейчас лидирует как соковыжималка и социоразгонялка власть - должна быть врезана в тело как замок.

bapka kickt


Collapse )

UPD. Но картинка (с бабушкой) - круче нашлась! Истинно так: архаик-mother воздаёт и ей возмездие и она воздаст. Но меня как-то волновали больше отношения со сверстниками, чем моя ебанутая семья, и потому сверстники были для меня в центре моих игр и занятий, в аутизм я не реградировал, но вот что произошло ещё, как теперь понимаю, и до 12 лет, это то, что семья моя перестала рано быть для меня референтной группой. А то бы я дрочил на картинки, где бабушки заняты по субботам поркой недорослей. Помню, на эту тему меня лишь слегка затронуло смачное описание порки у Максима Горького в "Моих университетах", но я уже во втором классе понял, что эта вся дедовщина - это прошлый век человечества, вся эта семейная хуесосия, насилие, страсти родовые, эдиповы, и меня в той сцене больше всего занимало участие, сочувствие, выказываемое маленькому Алёше старшим то ли братом, то ли бог знает кем - Цыганком, он его держал во время наказания в этой горькой горьковской фантазии. Мля... как такое порно можно было в детской книжке, в учебнике для второго класса помещать?..



Мы дрочили на него вместе с моим одноклассником, Сашей, тоже вундеркинд и победитель как и я всех школьных и краевых олимпиад по русскому, биологии и математике был. Читали, целовались и дрочили. Мне было шесть, ему девять.

Боже, в нас ведь бились все надежды человечества, все магистральные логики - прям в наших яйцах и умах! Это только для нас писал такое дрочево и Горький, и устраивали педагогические эксперименты по помещению пятилеток в класс с семи-восьмилетними детьми, запускали ракеты и писали стихи о великих свершениях.

Мой единственный брат по разуму, единственный достойный тогда мне соперник, моя контрольная группа в одном лице, шедший по всем олимпиадам со мной наравне, и ни разу так и не упавший, когда я ему со всей силы ебашил кулаками в живот и ногами по яйцам, только очки у него запотевали и дышать он не мог иногда. Сейчас известный физик-теоретик, бесследно всосан минобороны США шесть лет назад так, что больше даже не пишет во внешний мир. Великие задачи человечества отобрали у меня окончательно мою первую любовь. Но они же и свели с ней!