March 20th, 2015

hund

(no subject)

Во все времена и ситуации люди пишут, читают, думают, общаются, что-то делают вообще - по разным основаниям, причинам, во всякое время из этому времени, ситуации свойственных побуждений. Вот понять, почему человек взял и написал то или то или сделал то или то - это и значит прочитать, понять. С этой здравой позиции не улавливаю больше прелести академического письма, то есть конструирования и препарирования понятий. Какая-то очень второстепенная затея это. И еще отдает тем, что кто-то хотел бы установить навсегда и прочно одну ситуацию думания и написания, делания, прибегания к написанию, чтению, деланию. В то время как, повторю, именно эти ситуации, мотивации и меняются и понять их и есть понять, что хотел сказать автор. Подумал это на очередной фотовыставке, мимо нее проходя. Подошел и спросил у автора: зачем Вы все это наснимали, этих снова и снова баб в ломаных позах и с перьями, почему снова женщины, почему снова в вычурных позах, Вы знаете, сколько этого говна уже в природе? Как Вы дошли до того, чтобы снова и снова впадать так детски в эту ситуацию ломаных черно-белых с перьями баб, развешанных по стенкам в виде фоток? Нахуя Вы вообще приехали в Берлин с этой блевотиной? То есть, почему если бабы в перьях - так сразу в Берлин? А если были бы мужики в коже - то в Лондон, и не ехать, а лететь?.. Глупо спрашивать. Люди гонят продукт, уже делаемый не чтобы кому-то сказать что-то, а для соответствия самой прожорливой на данной момент ситуации и институции. Напр., на данный момент, и в Берлине, это дотация, грант, мнение критики, этот рако-перерожденный жвачно-академический жевательный рефлекс-дискурс-позиция, когда ужевывается все, и смысл всего - только мерное движение здоровых всеядных челюстей. Напоминает поминки. Когда все едят одно и то же, едят хорошо, со значением. Но с одним на всех и, в общем-то, безразлично к еде.
hund

Как охаживать крылатых быков в пробковом шлеме

Музеи - зачем это? Кому это интересно, крылатые быки под защитой ЮНЕСКО? Агентам Запада это интересно, они туда и приезжали в виде туристов. В Европе с музеями даже сложнее: затея это молодая, странная. Висят по стенкам мутные картины, целые залы голых женщин по стенкам. Ну да, там лица, их выражения, особенности пространств и т.п. - для этого никуда ходить не надо, на репродукциях и с монитора такое даже лучше, и высветленнее. Но по сути музеи набиты вот этой мутью всей ненужной - всякие сиськи развешаны целыми мириадами комнат по стенам. Там совершенно нечего делать. Как европейцы колонизуют сами себя посредством музеев - непонятно. Стараются ездить друг к другу в города, охаживая сиськи друг друга по музеям друг друга. Затея так себе, несравнима с охаживанием крылатых быков при визите за пару тысяч километров, да в пробковом шлеме чтобы, да под охраной, да с билетом в цену месяца работы в этой стране. Да и сами у себя европейцы много этой дури проворачивать не могут. Очень скучно! Попробуй подсунь даже вот мне стихов Державина или какого-нибудь там Пифания Пафнутьева с горы Афон - да я взбрыкну как крылатый бык! Потому что это скучно, даже если я очень натаскан понимать и читать что угодно. Потому что ну это кал уже, это скучно, этого много, это не так необыкновенно как крылатые быки, не так значимо, как визит к ним. Или профессия гида - слабая пародия на колониализм и на дружеское показывание квартиры когда первый раз кто-то приходит. Понятен гид когда нужно под охраной полиции и в пробковом шлеме пройти к Великому Храму Бандерлогов в лесу среди мух и крокодилов. Но вот так вот, чтобы в обилии книжек и всего - водить людей по городу как дураков, якобы осваивающих что-то или типа в гостях где-то... ну это смехотворнее чем слово ЮНЕСКО. Так что ИГИЛ или не ИГИЛ - славно, что этих быков крылатых больше нет и больше нет этих дурацких пастбищ для отправления колониальных нужд в ритуальном мягком режиме охаживания этих быков.