May 31st, 2015

hund

(no subject)

Schöneberg с его под двадцатые годы бережно охраняемым флёром драмы, незаконности - омерзительное место старой закалки, когда секс должен быть связан с драмами, дикими страстями, с самим пульсом бытия даже скажем не побоимся. Тёмные комнаты, занюханные бары, дурацкие пометки gayfriendly, туалеты с дырками в кабинках и другой диснейленд ущербности. Очень понимаю Гитлера как новатора: стереть с лица Берлина Шёнеберг с этими пидарасами, наркоманами, финансовыми спекулянтами как выродившийся болезненный гнойник. И вот ЛГБТ тоже... СПИД-а не стало, так теперь носятся как дураки с писаной торбой с идеей семьи. Будто семья легитимирует трах в жопу. Будто присяга этой тупой драматургии, будто семья и репродукция и аттракцион пола - это что-то вообще интересное, а не просто морально устаревший скучный олдскульный диснейленд, как в Шёнеберге тёмные комнаты и туалеты с дырками.

Сегодня я славно троллил население Шёнеберга в рамках одного литературного вечера на тему легитимации ЛГБТ. После Ирландии здесь снова стали все бурлить, что, мол, и тут пора уже приравнять в браке всех ко всем. А тут и так все равны, только слова разные. По-моему, это отвратительно: использовать старую падлину и дохлятину - семью, штуку неоднознчную, нудную, больную, вынужденную фабрику репродукции, принудительный бред матери природы для утверждения новых свобод. Троллил так: 1) вы чо как в России долбитесь в традиционные ценности?! вы ещё ислам верните; 2) хватит использовать рациональные политические попс-риторики, преодолейте отчуждение гомосексуальности безразличием плюс работой с нутряным идиотизмом, например, с "постыдными высказываниями" - и предложил обсудить, что многих людей не волнует семья у геев, а волнует вопрос, как можно ебаться в жопу - там же говно! - но этого люди не озвучивают или не отлавливают эту причину своей несознаваемой негации... Чувствую себя лишним на этом празднике жизни, активизма. Только в "литературных кругах" употребляют слова ЛГБТ, геи, лесбо. Только там греют себе мозги всем этим.

Город сам прекрасен, тих, свеж, не думает ни про семьи, ни про говно в жопе, ни про Ирландию, ни про гайфрендли, ни про прочий попс-попкорн. У людей есть настоящее, и старые драмы не нужны для легитимации и как батарейки тоже не нужны. Сегодня по дороге домой встретил двух парней в метро, они ехали с загорода, испанцы, переехали в Берлин, они вообще никакого Шёнеберга не знают. Я говорю: как же ак? Гей-мекка! Прижизненный музей, красота и блеск и лоск! Не не знают. И мне стало так приятно, как и когда я встретил людей здесь, которые никогда не думали о боге иначе кроме как о персонаже библии и о сложном невротическом конструкте прошлого.
Gorky

Извращение как двигатель психической жизни

"Чтобы воздать должное образу Кафки во всей его чистоте и всей его своеобычной кра­соте, ни в коем случае нельзя упускать из виду главное: это образ человека, потерпевшего крах. Обстоятельства этого крушения — самые разнообразные. Можно ска­зать так: как только он твердо уверился в своей конеч­ной неудаче, у него на пути к ней все стало получаться, как во сне." (Вальтер Беньямин. Из переписки с Гершомом Шолемом)

Невротику важно получить хоть какую-то уверенность. Например, в том, что он невротик и что сюжет А не складывается (отцовский). Беньямин любил из таких мелочей делать духовку и трагедию, как в случае его восприятия Кафки. Вообще, эта гиперэмоциональность - сама интересный казус психологии жертв. Они верещат, эмоциональничают, кочевряжатся и мельтешат как раз потому, что не в силах защититься. Черта именно что еврейского народа, быта: постоянная гиперэмоцинальность, звонки маме каждый день, С этой точки зрения Кафка, признающий своё "поражение" перед отцом - ловкач, ловко выскочивший из невроза, заключивший с ним сделку, оставивший ядрёный ядерный реактор юдише-мама-эмотивности в качестве двигателя своей прозы.
hund

(no subject)

А есть какой-то хороший учебник физики или науч.-поп. книга, такая, чтобы было понятно, зачем та сила или та и как они появляются, понятие за понятием, в поле зрения, в применимости, в развитии. Так, чтобы это интересно было? Мне надо за полгода преподать школьный курс на немецком, но там такая чушь пишется, всё так отдельно, всё для зубрения как из энциклопедии, и я не понимаю, зачем физика в таком виде вооще и в школе и в голове нужна. На русском нет чего-нибудь стоящего?
hund

Нашёл "новые" стихи моей любимой поэтессы

Сообщество случайно нашёл! anna_gorenko - а там так много стихов, которые я раньше и не видел. Как здорово. И как жутко их читать, потому что я больше не живу так нервно, вернее, внешне так больше не живу. Да так и нельзя, по-моему, жить долго - не выживешь с такой подвижностью, восприимчивостью.

Как старательно трясутся руки
Как старательно руки трясутся
Как старательно льётся водка
Как старательно водка льётся
Как старательно я пьянею
Как старательна водка - млею

***

Бродский пользуется ситуацией
(пьеса в одной ремарке)
Осмотрелся, а нет стены
Не то что провал, а вроде бы так и надо
Пытался смириться
Эдак осесть, приглядеться, облокотиться
Прислониться, откинуться
Спокойно через стакан как на танцовщицу
прищуриться в
ничего
Не тут-то было:
Тремя глаголами выше -
затылок! смылило? сбило? рассосался.
Ну всё, я фас.
Я сказал бы АТАС! Но Бродский
Затаскал его это слово, хи-хи, затаскал.
Мои ботинки лакают плитки пола - что те котята.
Бродский сносил русскую речь ( в паху так вовсе до дыр)
Как галлюциноген он использовал рыбий жир
Воспользовавшись идиотской ситуацией,
сложившейся в моей квартире, Бродский,
крадучись, подходит к бачку унитаза и вылавливает пригоршню ещё
живых и юрких слов, рассовывает их по карманам своей стёганой
жилетки на стекловате, и за подкладку. Уходя, опасливо придавливает
слова в карманах.
Так и пропах протухшими словами, ей-богу.
Мои ботинки рвёт: ъыыа!ъыыа!