June 1st, 2015

hund

Предостережения стали излишни

Горенко на немецком, переводы некоторых, конечно, простых, стихотворений нашлась. Мелочь, а приятная!

Помню, у Платона когда-то прочитал, что музыки надо избегать, как и алкоголя. Мол, всё путает. И стихов тоже. Птом то же самое у пары неплохих психотерапевтов и у каких-то древних китайцев. Вчера со страхом встретил стихи Горенко в сети. Вспомнил и предостережения Платона и китайцев и т.д. Но нет. Всё воспринимается так же живо, но не сносит с курса. Платон был неправ по слабости какой-то, йоги и китайцы тоже впадали в излишнюю осторожность. Пить тоже можно научиться, так, чтобы не хотелось дальше второго бокала вина. А курить, как оказалось, только пару штук сигарет после этих двух бокалов пару раз в неделю, и больше не тянет.
kerl

Воскрешение обитателя берлинского метро

upir_lihoy: Ехал на автобусе, видел там некрасивую девушку, которая читала сайт "Диванная сотня", периодически зажимая рот рукой от страха. Жаль, что пролетарии не знают, как от них воняет в пятницу в 11 вечера, тут и сушеная рыба, и моча, и пиво, и трава, и спирт, и гастрит, и нестиранная одежда, и гнилые зубы - непередаваемые ощущения. Мне хотелось зажать нос, напр., а девушка какая-то глупая была.

А я тоже однажды встретил в метро такое создание, вернее, встретил не однажды, но впервые не вынесла душа поэта, что жизнь оказалась длинной, и бежать было некуда, был длинный переезд между станциями. А этот человек использовал вонь в маркетинговых целях: он стоял рядом и клянчил деньги, и он так всегда делает. А руки его и ноги в обмотках всегда сочатся гноями и кровят, над ним нимбом подскакивают блохи, течёт изо рта и отваливаются кусочки засохшей рвоты и кала. Я позвонил в полицию и сказал, что здесь мёртвый человек, уже разлагается, но им что-то движет, непонятное, он ходит и разносит заразу и трупные миазмы. Они говорили: может быть, просто нищий?! Как это - умер? Вы там в своём уме?!

Берлинская полиция славна своей брутальной наглостью. Я им говорю: да он мёртвый, по всем показателям, что Вы! У него глаз сгнил и вместо пальцев на одной руке кости торчат, но кто-то из хипстеров пошутил, видимо, и труп на экзоскелете передвигается!.. Что Вы думаете! Не успела электричка остановиться на следующей станции через три или четыре минуты, когда все уже в вагоне наклонились блевать или стали бледные от задержанного дыхания, тут же к вагону подошли три полицейских и приняли киборга! С тех пор его было долго не видно в метро, появился только этой весной, подлеченный, деодорированный, второй глаз открылся, подванивает так, терпимо, порядочно, как бич, со вкусом, как живой человек вонять может, но не воняет адом уже.

Если бы я не уверил их, что товарищ был зомби, они бы и не пришли его воскрешать, уже опробовано.

kerl

Как я побывал в тюрьме

Вообще берлинская полиция ужасно наглая. Они однажды приехали ко мне вечером домой, зачитали мне ордер на арест, не объяснили, за что, взяли и моментально в чём вышел на порог, увезли в тюрьму далеко от дома. Мне только там рассказали, что когда-то в 2009 году я забыл оплатить штраф за безбилетный проезд. И они мне, мол, присылали напоминания, но от меня не было ответа. Я просил отпустите дяденьки, за карточкой домой, сниму денег, оплачу (за три года там набежало 300 евро), они говорили, нет, теперь сиди, 30 дней, отсиживай день за десять евро или пусть кто-то приедет, тебя выкупит. И право на один звонок, а телефон отобрали вместе со шнурками и ремнём. А как они так присылали напоминания: а в Германии почта такая, мол, надёжная, что ну не может такого быть, чтобы письмо не дошло даже если адресат давно уже переехал. А мой друг был в Шанхае. Как хорошо работает память! Я нашёл записную книжку, слава богу моей графомании, и тому, что почему-то к писательству везде так придыхают, что шнурки отбирают, а ручку и блокнот нет, а там телефон одного замечательного приятеля, и позвонил ему! И он прииехал меня выручить! Но оказалось ещё лучше: на двери полиция прикрепила прекрасное уведомление, что я в тюрьме, и внезапно вернулся мой друг, вот ну совсем внезапно и неожиданно. И так он меня и забрал. Пять часов в жизни я провёл в самой настоящей общей камере берлинской тюрьмы. Все стены, кстати, были заполнены русским фольклором, но я не успел ничего записать.



Collapse )