June 2nd, 2015

hund

Маньяки и пионеры

С коммуникацией иногда происходит застой. Некоторые коды уже не развиваются, не вступают в отношения с другими кодами, ритуалами. Всеобщего сочленени не происходит и жизненная энергия их носителей не находит должного разрешения (контакта с другими людьми и ритуалами и кодами), не канализуется, но накапливается лишь количественно. Вот, к примеру, характерная для этого тезиса пара: маньяки и пионеры, которых так стало тянуть друг к другу в восьмидесятых и в начале девяностых: то есть, сексуальность оказалась в некоторых личностях заперта в себе (и часто взаперти и перверсирована), пионерия в головах и в лагерях жила отдельно, десексуализованно. Всё разошлось. Плюс если маньяк гомосексуалист - это сильнее диссоциирует общность коммуникативного поля вокруг него, толкает человека в молчание, в невозможность канализации сексуальности в виде контакта. По крайней мере, контакта с живыми, а вот как раз как "контакт" с мёртвыми, контакт как перверсия контакта, его подобие, контакт между особо сексуально голодными личностями СССР и пионерами был налажен в форме убийств.

Мне иногда нравится читать про маньяков: ощутение тотальной печали, все от всех дистанцированы, никто никого не понимает, человек хочет быть с другими, но уже сама коммуникация так его изуродовала и диссоциировала, что получается их только или мучить или вообще убивать и так находить общество людей осмысленным, тёплым (как кишки пионеров). Когда такое читаю, этот сам жанр, когда пишут вдумчиво, но о тотально непонимаемом человеке, событии. Таким образом этот жанр интересный, показательный. Культура и компетенции, коды и ритуалы начинают шевелиться, подтягиваться на глазах друг к другу, но так и оставляют непонятое непонятым, тем самым делая тебя самого в процессе чтения маньяком - то есть сообщая крайнюю степень чуждости, непонимания, слабости, провисания попытки понять.

http://www.serial-killers.ru/materials/fisher/index.htm
hund

Давление в мозгу разгоняет страсти и закручивает их в нездоровые линии

Всё читаю истории маньяков. Только в тюрьме, в процессе следствия, маньяки получают возможность понять, что с ними происходит, пообщаться с психиатрами, сексологами, врачами разных специальностей. Свободно говорят и думают о своей сексуальности, и перверсия отпускает, пропадает не только напряжение, толкавшее к угоранию в сценарии, но и саа перверсивность влечения (скажем, за норму примем не-асоциальность, секс с живыми, без насилия). Ох и паскудно у нас общество устроено. Кстати, со всем этими законами о молчи скрывайся и таи для ЛГБТ, думаю, лет уже через десять вырастут новые чикатилы и фишеры.
hund

(no subject)

А сраная рок-культура, которую я не переношу, эта деланная рисовка, она отлично показательно пресеклась с некросадизмом: солист группы "Крематорий" был с солистом подмосковного некросадизма в одном классе десять лет. Десять лет эти твари с хаерами и солисты рока доводили менее ярких одноклассников к вершинам садизма (трое из класса стали убийцами с расчленёнкой и один знаменитым Фишером). В своих интервью эта блядь рок-солист Армэн Григорян говорит о Фишере (о Сергее Головкине) как о серой мыши, о задроте, ничем ну ничем не примечательном. А вот потом врачи в СИЗО тома ужаса написали как в мило продвинутом московском там в классе десять лет над этим будущим маньяком изгалялись. О, там происходило много, много примечательного в этом классе. Но, конечно, детей, которых убил потом Головкин, жаль. Начинать надо было с одноклассников-рокеров. Но как-то его обидчики рассеяны были и ещё и интериоризованы до сексуализации его психикой в механике защиты.