June 6th, 2015

hund

Чайковский в сауне

Симфонический концерт в небольшой церкви, все билеты раскуплены, под завязку, стены обиты деревом, и потолок, после двух дней с дождями теперь жара за тридцать - это была сауна, особенно по запаху древесины в воздухе. Но Чайковского самое то так слушать: постоянно как поддают пару, ковшиком льют на каменку, и потом все подскакивают, впадают в задумчивые позы или рьяно соскребают с себя всё бренное. А потом у него такая холодненькая водичка на голову как если бы. А потом опять наддаёт жару. Очень истеричный композитор. Когда ему делать нечего, он впадает в аранжировки пары ритмов, потом ему надоедает и он начинает наяривать по ним повторами и опрощением. Я слушал, слушал и подумал: мозг не даёт нам расслабиться, постоянно подавляет выбросы веществ счастья. Это чтобы мы работали, строили коммунизм. А то бы так покурил и свободен на долгое время, никакого пиздостроительства не надо. Но нет, требуется повышать дозу, мозг противится. Вот что за манеры обращения с ритмом передаёт постоянно нервный Чайковский. Но он хороший композитор: он собирает темы в ритмы очень хорошо, пространства гладко переходят во время, он их прям собирает в снопы. А потом распинывает по зауглам. Всё же.
kerl

"Женскую виагру" рекомендовали сертифицировать в США

Женская виагра: "хочу хотеть мужа". Мужская: "хочу, но не могу". Как-то это 1) несимметрично, если не сказать несправедливо; 2) а не далеко ли зашла медицина? конечно, я только приветствую, что так далеко зашла, что мы можем конструировать себе чувства, эмоции, желания. Но так ведь и лечить их можно начать. Хотя, что я говорю. Их давно лечат, разве что не так открыто, как в этой бесстыжей кампании.

Комиссия экспертов в США обратились в регулирующий орган Управление по продовольствию и лекарствам (УПЛ) с предложением одобрить препарат флибансерин, назначаемый женщинам с целью усиления полового влечения.
Gorky

Чайковский, концерт номер 1

Чайковский: когда я его слушаю, мне кажется, что я напиваюсь с какой-то старой подругой, мы плачемся друг другу в плечо, не пошло, а так, детски как-то, и всякие обрывки чувств, всё такое пастельное, но иногда острое, мешанина, переливы, и вот мы вдрызг пьяные наконец-то падаем со стульев, но затихая, продолжаем обсуждать её мужика-козла или же, наоборот, какого-то очень классного мужика. Вернее, мне так не кажется, но я бы так хотел, как те женщины на женской виагре из предыдущей записи, чтоб была у меня такая подруга, чтобы можно было с ней так напиться. Но у меня нет такой подруги, и ума приложить не могу, зачем мне вообще такие тесные дружбы и пьянки, такая подруга, так что остаётся слушать Чайковского и представлять, как мило мы налакались вчера.

Его как раз очень любит исполнять Берлинский гомофилармонический оркестр (это не каламбур, он так и называется: Homophilharmonisches Kammerorchester Berlin), и вот первые вчера мне всё стало с Чайковским ясно, когда его сыграл понимающий оркестр. Да, да... это он писал глупые письма в женском роде своим любовникам и жене тоже, подписываясь "Твоя Пампадурочка" или "...не балуйся без меня под хвостик, котинька". В общем, мило, не пошло, так детски, так братски, как в догомосексуальные времена и было без всяких задних мыслей. Вчера мне это стало понятно, что он был очень душевный человек. А то я всё его очень клишированно-литературно воспринимал, как аудиоподложку к сказкам или к быту среднего класса дореволюционной России.

А он ведь, в общем-то, такая дурёха и есть, пампадурочка, нализалася сладкого ликёра и сидит пригрелась, наплакалась, смотрит через высокое стекло витрины кафейни на улицу, пережидая дождь, а там всякие клаксоны, водители, парни в крагах, парни, парни, парни, и вот снова и снова открывается эта воронка, дыхание сбивается, сердечко бьётся скорее, и вот вступает главный аккорд и начинается головокружительный ритмомикс и подхвостно-ангельское пение вступает. И чорные мысли о том, что никакая он не дурёха, а старый пьяный дурак, пялящийся на уличных плечистых пацанов через витрину дорогой кофейни.