September 14th, 2015

hund

Письмо как часть обыденной жизнедеятельности и как что-то эксклюзивное

С одной стороны, мне нравится, что в Берлине все пишут. Это здесь как чаю выпить, как воздух, явление постоянное, приятное, незаметное, никак не эксклюзивное. Пишут, переписываются, чтения, издания - нормальная часть жизнедеятельности всех. Что-то типа русского ЖЖ десятилетней давности. Но, с другой стороны, когда речь идёт о публичности этого мероприятия в больших формах, и это начинает именоваться проектами, искусством или, как, например, сейчас "Неделя искусства в Берлине" - от слова искусство начинается режущий свист в голове, мерзко. Мерзко от того, например, что "...и нашу галерею будут венчать три рисунка Пола Маккартни на его любимой туалетной бумаге". Ё-моё... кто это сохранил? Это должно было быть нарисовано и выброшено туда же, на том же месте, где и было нарисовано, не сходя с того места. Это нормальная жизнь фикциональных вещей, "искусства" - пожить и пропасть, затеряться. Я представляю себе некую публикацию по сети лиц, людей. Но некоторая совсем оголтелая публичность - она приводит к большим натяжкам, спекуляциям. По-моему. И да, я совершенно не представляю, что такое быть, например, писателем земли русской. По-моему, этот жанр уже состоялся, и бог с ним, и оно живёт, в виде там Пушкина, к примеру. А кроме Пушкина пусть ещё Чехов и &Co будет, да и довольно. Но сам жанр этот не очень-то интересен, так как исчерпан, по-моему. Я замечаю, что все мысли при достижении определённого миллионного уровня тиражей - они одинаковые. Туда редко что-то новое может залететь, что-то, пара вещей раз в сто лет, наверное. Всё остальное органично копошится и живёт городами, улицами, маленькими компаниями, да, именно письмо, фикциональное письмо, то есть, мечты, зарисовки, дневники, письма друг другу - самое интересное и ценное, а никакой не Чехов и Ко.
hund

(no subject)

Одно из первичных качеств речи: она длится. Нужно говорить иногда, просто говорить. Это здорово проявляется в стихах, и это понятно особенно, когда их пишешь: нужно какое-то слово или строчку придумат для того, чтобы заполнить место, продлить строку, закончить. Увы, воспринимаются стихи совсем иначе, именно как неживое, то есть, как такое произведение, откуда слова не выбросишь. А там не только выбросить можно, а и вставить, изменить, допустить замену, например, если согласиться писать без рифмы.
hund

(no subject)

К чему, ну вот к чему немецкие газеты уже неделю мурыжат тему того, что Гитлер плотно сидел на адреналине, первитине и потом и на опиатах? Вышла книжка-исследование хроник его личного врача, хорошо. Жрали там всем творческим коллективом стимуляторы кому как здоровье позволяло, оно понятно и без исследываний было и написано давно тоже было про это. Но неделю так мощно запараллелено с темой беженцев, к чему это.