October 5th, 2015

hund

(no subject)

В кафе внизу у дома, где всё ручной выпечки био-био в кубе, стали продавать по утрам пекарский ширпотреб: хлеб и булочки, но также и модные новинки. Хаш-конфитюр, хаш-печенье. Ещё какая-то мелочёвка с логотипом травы, общеевропейская марка безканнабисной выпечки с сеном. Я спросил у девушки в больших квадратных роговых очках, почему от её выпечки пахнет тухлятиной, это или неправильная трава или у продавщицы критические дни и она бедная совсем упарилась и подупрела. Она не обиделась, а достала прямо фолиант со всеми параграфами описания этого мармелада. Какое говно. И все спускаются и берут эти мармеладки и печеньки с запахом тухлятины. И это притом, что в районе можно отовариться травой в аптеке или получив анонимную карточку по месту прописки, да и просто купить на улице неплохую. И вот они вот борются с капитализмом, все, кто в квадратных очках, с запахом тухлой рыбы на рабочем месте и согласные платить за безвкусный джем по четыре евро за две ложки.
hund

Антиисторичность вследствие гиперисторичности

К 9 ноября (это какие-то праздники там снопом тут к девятому ноября, я уже точно не помню, то ли воссоединение Стены, то ли что-то такое) становится разогревно краеведчески в Берлине. Везде идёшь и тебе сразу история города из динамиков или человек ораторствует на эти темы.

Подумал утром, что мне нравится здесь именно что отсутствие истории. Антиисторичность в перегруженном историей городе возникает вследствие гиперисторичности!

Достигается этот эффект аннигиляции вследствие перегрузки многим: город и народ его, о который вытирали ноги два раза в столетие минимум.

Второе: от всех этих оккупаций тут у всех мозги так набекрень со временем стали, что появился здоровый цинизм, едкий юмор и полный пофигизм к любой идеологии (левые не в счёт - это форма детсада здесь).

Третье: отовсюду народа много.

Четвёртое: следов так много, что важна просто утоптанная дорога из следов, а не следы, не история сама по себе. Например, архитектурное буйство, нелепица и абсурд, коим любуются привыкшие к своим пряничным ебеням немцы, люди, любящие так себя и свои следы, что делают музеи из каждой брошенной феодалом прокладки, а здесь история и следы именно что следствие остатков кого-то, кто правил, кого заносило архитектурно типа Гитлера.

Ну вот оно просто насрато осталось, валяется под ногами. А не на пьедъестале пользованный тампон монаршей крови.

Мне нравится, что в городе нет истории - ровно так же, как я люблю чистое человеческое тело без татуировок.
kerl

Райхсбюргеры, осеннее обострение

Оказывается, в Берлине и в его окрестностях (Бранденбургская губерния) проживает около семисот "райхсбюргеров" - это люди, открыто отрицающие легитимность государственного строя ФРГ, считающие, что законы и конституция Ваймарской республики действительны и посейчас, и на этом основании они заваливают суды своими тяжбами: отказываются соблюдать правила дорожного движения, ведь эти все дорожные знаки, абсурдные правила дорожного движения не по закону введены, и вообще все выборы с 1937 года нелегитимны, и границы ФРГ неправильные, и настоящее правительство тогда оказалось в изгнании и прочая нажористая чушь. Суды завалены этой ерундой, но обязаны реагировать. Райхсбюргеры теперь стали сговариваясь сообща заваливать какой-нибудь один маленький уездный суд своими делами, и потом пишут жалобы, что там волокитят.

hund

И об источниках вдохновения в трудные времена

Читаю новую совсем, большую книгу-исследование архивов, оставшихся от врачей Гитлера. Всё стало ясно с 1941 года, когда дед плотно, и уже не слезая, сел на первитин (метамфетамин, снег, кристалл, марафет). Что интересно, он скрывал источник своей энергии, не пробалтываясь и самым близким друзьям о том, почему его так постоянно штырит. Милая наркоманская черта:) Когда я читал воспоминания Шпеера, как и он, я не мог понять, что за активность, в три ночи ложится, оставляя гостей за ужином, а в семь уже ведёт приём посетителей за завтраком. Ну а после первитинных прелестных сладких первых двух лет наступили депрессивные долговременные изменения психики, и там дед пошёл вразнос по всяким стимуляторам вообще. Очень ясная биография.



А то первый канал решил снимать десять серий о Гитлере вот, о том, как он пришёл к власти. Сколько можно уже. Каждые пять лет по такому сериалу, но ничего нового никогда в них. Одно осуждение и вера едва ли не в то, что Гитлер и вся его тусовка была высадившимися инопланетянами и уродами моральными. А дело в том, что они никакие не уроды, и в том, что он предложил тогдашним ребятам-хипстерам новые способы карьерного роста и коммуникативные новые интересные для немецкого общества установки. Вовсе не деградантские, а продвинутые. Верхушка была сообществом свободных поэтов, каждый сам себе хозяин в своём огороде. Невиданная свобода, отмена иерархий там была.
hund

(no subject)

Беспросветности, как в сознании немцев, реальной, без света и без тени фикции, мечты, я нигде не встречал. В русской литературе и в жизни (что, в общем, неотличимо и сказал я это разделение по привычке) все пьяные или психи - и тогда только внутренне злы и пусты. А у немцев человек в нормальном состоянии пуст и зол. Брутальная такая правда. За это тоже мне нравится Берлин - он брутально пошлый, проссанный, никчёмный город. В этом его правда, от которой он не отворачивается. Он так очищен в этом от всякой анестезийной мульки фантазий и моральных философий, что и левые здесь - это так, комедия, люди, которые наглядно и явно не в себе, в каком-то мире красоты и порядка своего представления, как Вера Павловна, они лишь рамка для картины совершенной брутальной пустоты, её ясности. Здесь нет денег, нет потребления, нет образования, нет работы, нет идеологии, нет искусства, нет религии, нет следов, ни от чего не остаётся следов как следует, нет книжек, нет политики и т.д. прочей блевотины. Зато всегда у всех хорошая еда, а не макароны по-флотски, как по всей стране, помешанной на экономии, здесь всегда тепло и просто, всегда секс и здоровый пофигизм. Но да, это отсутствие "здоровых больших магистралей нарративов" иногда трудно выносить, трудно жить иногда без того, чтобы тебя что-то выносило наверх "само", чтоб прыг на какой-то великий правильный смысл, и он тебя прёт родимый сермяжный.