October 9th, 2015

hund

(no subject)

Мюнхенцы - жители города высокой welcome-культуры, как это теперь пишется везде, после наплыва к ним беженцев. По ссылке интервью с горожанами. Говорят в камеру заученную чушь, о том, что людей надо принять, скоро зима, границы нельзя закрыть, иногда дословно вторя Меркель "мы сделаем это". По тому, как повторяются разные люди и по тому, как они изучают дырку камеры, понятно, что текст в воздухе или в дырке камеры, и им надо лишь приложить усилия, чтобы его считать. Вы видели этот постоянно изучающий, вопрошающий взгляд немцев, когда они с Вами говорят, когда спрашивают как раз их? - это их национальная черта такая: не попасть впросак чтобы, сказать нужное, придержаться линии, спрашивать, какой должен быть правильный ответ. У немцев всегда есть правильные ответы. Их только надо считать, вычислить.

Да, кстати, о границах: их нельзя закрыть - юридически, в чём и заключается трагедия фр. Меркель. Но сами немцы особо не вдумываются в законы. "Нельзя" хочется им принять морально. Всё должно быть морально, прочувствованно, по-доброму.
hund

Прокляты и забыты

Четверо журналистов федеральных СМИ ФРГ, которых я знаю и которые работают в телевизоре и в повышенного интеллектуального уровня газетах, написали за пять - семь часов сегодня тексты о творчестве Алексиевич, анализы её текстов, рецензии на её книги, никогда ничего не читав, и один только слышал о ней как о старой антисоветчице, привечаемой за это в Берлине, трое вообще впервые сегодня о ней услышали и получили задание написать о ней.

Все четверо знают русский, трое как попало, впрочем. Но написали все четверо с полностью компетентным видом. С цитатами.

Вот в такой помойке мы информационной живём. Чем она больше, тем больше говна всплывает.

Люди высрались на работе, узнав про эту тётку. Высрались и забыли. А в Стокгольме тоже высрались в Академии и забыли, придя с работы.

А сама тётя Света, скорее всего, тоже высралась и забыла, что высрала, приходя с работы. А мы жуём.

Попробовать жить, что ли, без газет и ФБ?
hund

Стили как мемы

Стиль плакальщицы Алексиевич пользован был тоннами и мегатоннами, особенно в советских и в постсоветстких толстых журналах. На него специально натаскивают на журфаках, за него ей и премию Ленинского комсомола в своё время дали. Этот же стиль и в "Малой земле" Брежнева. Это стиль-мем (продаваемая своевременно актуальность). Голосящая от ужасов тётка, нормальная баба в катастрофе (а не, скажем, в пучине страстей, не время ещё для пучины страстей, когда Чернобыль) - отлично подходившая по времени поза. Немцев, например, натаскивают на журфаке на стиль и голос компетентности. Все статьи начинаются "И вот я оказался тут, и иду и вижу..." А Алексиевич и кучу баб - на заплачку "Вот она, Беларусь! Вот она, мать... истерзанная..." Ну и так далее по тексту, листаж у неё охеренный, конечно. Голос, голос! Апорт!
Gorky

Подневольное чтение

Все немецкие газеты в случае Алексиевич как будто по телефону протёрли сначала одну тему и одну идею: сделать конфету из явного, на взгляд немецев, говна, растут цветы незнамо из какого сора, растут они не ведая стыда, то есть, из "не-литературы" - литературу, и подать это как новость, что вот такое волшебство, силу настоящего мастера, подать это превращение как удивительную силу слова, сшибающую все границы жанров, привычного восприятия. Границы жанров, придуманные вчера самими же подневольными читателями Алексиевич и высосанные из пальца во время сидения над её безликими текстами. Впрочем, выпускники факультетов славистики мгновенно опознали в них отрыжку прозы прекрасного брежневского времени. Несмотря на то, что журналисты придумали и, видимо, перетёрли по телефону один ход на всех (при мне перетирали двое, вешаясь на проводе от типичности её прозы и от заштатности фигуры лауреатки и проклиная Нобелевский комитет за такой продукт, который не имеет вкуса), каждый, тем не менее, придумал свою изюминку. Например, FAZ делает экскурс в литературу "разговоров", определив так стиль Алексиевич: "романы-разговоры, не литература, но прорыв из литературы в жизнь".

hund

Как на духу - технология жанра новой искренности

Кстати, "искренность" становится снова брендом, а не просто риторикой, технологией, которой обучают на журфаке. Скоро будем как немцы, говорить искренне и только сердцем.

Найдите десять отличий между россказнями Алексиевич, Ройзмана и Л. И. Брежнева. Всё это надрыв, предел искренности, предел человеческих возможностей и правды-матки.

Я вчера пытался втолковать это двум литературным юным обозревателям местной прессы, но Брежнева на немецком мы не нашли, так что я их не убедил, думали, что я шучу, что ну не может такого быть, чтобы подножный материал для прозы Сорокина стал предметом нобелевки.

У меня Брежнев стоит на полке вместе с Сорокиным и книгой "Сто бесед с Молотовым" и с двухтомником "ХХ-ый съезд Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодёжи, 15 – 18 апреля 1987 г.: Стенографический отчёт. – Москва: Мол. гвардия, 1987. В 2-х тт." (мы с ребёнком на ней регулярно гадали и до сих пор гадаем, непревзойдённая в искренности и железности искренних формулировок книга).

Любимая полка, язык родина бытия. "Дневников на войне я не вел. Но..." - это стало каноническим зачином всей новой искренности, это невозможно забыть, это Начало, это можно только варьировать.

UPD. 1: Ох, зря я сегодня проболтался на всю мировую сеть о том, что за книгу мы пользуем с моей дочкой для гадания, только что, сразу, написала мне, чтобы я прислал ей срочно эту великую книгу, а так-то в суматохе праздников и торжеств, к которым приурочивалось всегда наше гадание, Маша забывала эксгумировать экспроприировать у меня эту Вещь.

UPD. 2: Только что погадал на Книге, кто будет лауреатом нобелевки по литературе в следующем году: "Комсомол ежегодно организует смотры по изысканию и использованию резервов производства: конкурсы рационализаторов и изобретателей; выставки молодых новаторов; состязания молодых рабочих по профессиям на звание — лучший токарь, лучший фрезеровщик, лучший пахарь и т.п. Комсомол начал массовое движение за овладение новейшими достижениями науки и техники. Число участников Всесоюзного смотра технического творчества молодёжи — «Пятилетке — мастерство и поиск молодых» выросло с 2 млн. (1967) до 7 млн. (1970)". Короче, полная пизда, будет ещё хуже, чем в этом году. Том 1, стр. 29, шестая строка снизу.