October 19th, 2015

hund

Массовый отток из Берлина в Россию моих друзей

В последний год четверо моих друзей свалили из Берлина насовсем туда, откуда они сюда приехали. Нет, ничего особенно хорошего ни у кого здесь не было. Так, работа, так, серенькое всё какое-то, зыбкое, зябкое. Один уехал глубоко в Сибирь через двадцать лет жизни здесь, поднимать на ноги какой-то дом культуры вместе с рестораном в городке что-то вроде Октябрьск, Ноябрьск ли, Ольховск ли, не помню. Судя по тому, что больше не появляется, видимо, доволен. Дело подбиралось к сорока, и взяло его за душу то, что как-то всё не то, всё бредёт и едет, но не мчится вперёд красиво и мощно. Второй уехал с молодой и красивой девушкой в восточную Украину, в разбомленный небольшой город, и всё, ни гу-гу тоже нигде по сети, реальная жизнь, судя по редким звонкам, удалась и увлекла. Тоже около сорока и тоже двадцать, чуть больше, отмотал в Берлине. У меня мало вообще друзей. Этих мне было жаль. Они здесь маялись, постоянно депрессии и чувство потерянной жизни было у них. Я их называю жертвами иллюзии о Западе. Уехали на парах перестроечного угара. Ещё один уехал вообще в Подмосковье в какое-то глухое, тридцати лет человек, и там работает учителем, дом, свиньи, собаки, огород, вступил в тёткино наследство, и парень у него там, ровесник, жениться и переехать в Берлин не захотел. Пятнадцать лет в Берлине, вывезли ребёнком. Не прижился.

Все трое как-то своим переездом до сих пор только вызывают у меня грустную усмешку. А вот четвёртый радует: вывезен был из Казахстана в возрасте восьми лет. Сейчас двадцать три года. Закончил здесь школу, не алкаш, не лоботряс. Взял поехал воевать на стороне пророссийских ополченцев, потому что сами украинцы обстреливают города на востоке, и там были его родственники, и сидеть починять примусы в Германии ему надоело, когда эта же Германия участвует в несправедливой поддержке западных украинцев. А паспорт немецкий прилюдно порвал и сжёг в ютубе. Зачем он ему, конечно, теперь, его здесь посадят за наёмничество, если вернётся, или даже за мировой терроризм. Ожил парень, смеётся всегда, совсем изменился, вообще расправился, косая сажень в плечах и веселющие огромные русско-казахские глазищи прекрасные со всех фоток. Он не нападает, он защищает город от "укропов-зомби".


А от первых троих вообще ни гу-гу практически, как утонули, только пузырьки иной раз поднимаются, то ли дышат, то ли тело пухнет и пузырится на дне.