December 4th, 2015

hund

(no subject)

Индивидуальную жизнь проще обустроить, чем коллективную. С коллективной на Западе что-то не так, потому и индивидам всё же не очень хорошо, все какие-то ёбнутые тут, в Германии. В общем-то, унылые люди с гипертрофированной ценностью комфорта. Из которого якобы складывается в сумме массы что-то большее, якобы общество. А есть только законы, то есть, расписание работы стойла. Ну, хоть это отлажено - уже легче. Как индивидам, и только как индивидам, всё ничего так, нормально. В России тоже не хорошо, тоже все ёбнутые. Но зато какие увлечённые все горящие люди. За исключением девяноста процентов аморфно бродящей, пузырящейся по заданным правилам, без всякого горения, никому не видимой массы.
hund

(no subject)

Дело Павленского живёт: те, кто беженцами не являются, на границе с Европой рты зашили, потому что их не пускают, мол, ложные вы беженцы. Зашитые их рты, как на мой слух, звучат как "есть не буду, пока к корыту не пустите!" То есть, рот как-то сбоку пришит оказывается. Это в одной оптике. Если же отбросить надуманное деление на то, что беженцы - это оттуда, где под обстрелом гибнут и на тех, кто попросту ищет лушей жизни, то я аплодирую стоя этому честному "Есть не буду, пока есть не дадите достойно!" Искать лучшей жизни нормально, особенно из тех мест, где войнушка за землицу - сегодня нет, завтра непременно есть. Европа, прими весь Восток. А то дело тонкое, дело дрянь.


hund

Праздник к нам приходит

Интернет-магазины раздражают капитально: почта не работает, всё теряется, вместо писем и редких посылок бросают бумажки о том, что Вас не было дома, а мы старались, и потом посылку не найти. В отделениях очереди после трёх дня по шестьдесят человек, большинство в очередях тупые ссыкалки с коробками от Zalando, Амазона и ебэя, шлют то, что примеряли, обратно. Он страшно тупые. Одна выходила со мной из метро, неся аж три коробки, в каком-то спецкоробе за спиной, тоже с эмблемой Амазона, специально придуманный для этих дур короб-заплечная-сума. Обогнала меня ещё, пока я задумался, открыв ей же входную на почте дверь, придурок, и встала в очередь передо мной. А в метро она как зашла... Зашла в вагон и встала у дверей, уткнувшись в смартфон. Я видел, что она русский не понимает, и дал себе волю сказать ей "господи, сука, дура, почему ты такая тупая и эгоистичная до автоматизма", сказал протяжно, мягко, громко и заунывно вежливо, как будто прося пройти в салон. Рядом кто-то заржал, так, что я вспомнил, что русский, да, до сих пор учат в школах Берлина. А как она выходила! Она на выходе из вагона получила SMS, и так и встала, сама уже на платформе, а короб в вагоне. Ну двери захлопнулись, её потащило. Кто-то рванул стоп-кран. Праздник к нам приходит. И так весь декабрь.