December 16th, 2015

hund

(no subject)

Уже хочется почитать материалы дела, разбор этих снимков с точки зрения неутолённой жажды истины и красоты. В интервью будущая истица плачет о запортаченной свадьбе так, будто она делалась для фоток. Мужу, как видно по интервью, всё равно, по его лицу в интервью похоже, он и не обладает иными, менее дебильными, чем на снимках со свадьбы, выражениями лица. Если судить по краткому репортажу, ему даже смешно. А как иначе? Фотографическая истина неотменима, а договора в деталях не было, есть лишь какое-то смутное понятие о красоте. И так в жизни много: смутные непроговоренные понятия, присяга которым якобы дана по умолчанию. А ведь не дана. А фотограф отличный. Это же надо, наводить дуло фотоаппарата именно так, чтобы туда попадали соседи с баулами и с пивом.

hund

Хрестоматийные подскоки Жака Деррида

Деррида выступал везде, по любому поводу, за любые деньги, за публикацию и так далее, пока его на нобелевку не выдвинули. Интересным автором он был в начале, когда издал "Почтовую открытку", потом его зашикали, и он надолго перешёл ко всей этой конъюнктурной мудянке "голос моего другого - это голос другого, который не мой Другой, но другой того голоса, который мы все по-другому слышим от наших Других" и к рассуждениям о пути Европы и о расизме. И потом уже, расслабившись, он снова стал интересно писать. В ленте появилось некое его интервью, с совместного выступления с джазовым музыкантом, оно полно самым отпетым клишированным Деррида его самого скучного периода, после "Почтовой открытки" и до последних десяти лет жизни. Некоторые части прямо таки вызывают хохот своей узнаваемой хрестоматийностью.

Начальная мысль этого текста Деррида проста: есть музыка, есть текст. Он рождается из какой-то ситуации и несёт её в себе, транслирует её. Т.о., это некоторые корни текста, его укоренённость, его также и вектор. В данном случае есть музыка их мест преступлений, проституции, наркоторговли - джаз какой-то там. Музыкант Колман чувствует уколы совести от того, что он играет эту музыку, как муз. сопровождение всем этим безобразиям по всяким злачным местам. И тут подворачивается Деррида, с колониальным калом покания в голове на тот момент, с разработанными в сторону корней мозгами и с не угасшим ещё увлечением хайдеггеровскими идеями невысказуемости бытия. И дальше уже идёт джаз с приёмами "услышать голос матери, которая тем больше мать, чем", "что я, где я, кто я", "музыка и имя музыки, рождение музыки и рождение имени музыки - вдумаемся в эти тайны".

Да, и почему я решил сказать что-то об этом проходном тексте Деррида: вот эти вот вечера встреч с самими собой, эти вечера-лектории, эти народные университеты, это пение, перемежаемое болтологией, сам стиль всего этого торжества культуры, какой-то праздник аутоколонизации, те же приёмы болтовни, что у Деррида - это всё процветает в России, начинает, которая снова входит во вкус колониализма. Смешного колониализма. Поезд ушёл, а мы всё ещё колониально придуряемся. Фальшь этого прихода именитого профессора и мировой величины с пояснениями к музыке этого музыканта к нему на сцену - это торжество колониализма. Это то, что происходит и в Европе, по отношению к исламу и к беженцам, эти идиотские попытки подать всё к столу как блюдо, всё понять и примирить в уверенности, что все хотят жить как европейцы. Ложь дружбы народов во всём этом тексте Деррида, высосанном из дуракцого укола совести европеизировавшегося музыканта Орнетта Колмана, прекрасно звучала эта речь в Париже с неграми и арабами. Совесть у нас разная, а уколы одни!
hund

(no subject)

ФБ постоянно подсовывает мне мои воспоминания, тесты, разные способы подвести итоги. Хамло грёбаное. Я не имею вкуса ни к памяти, ни к итогам, ни к тестированию себя на что-то. Как это всё убого и утилитарно, все эти душевные богатства и результаты жизни. Я без сарказма. Это гнусно всё, это обсасывание по второму кругу. Нет, я помню, конечно, что-то. Узнаю людей. Когда они появляются. А на нет и суда нет, и памяти нет, и интереса нет. Но так, чтобы копаться в памяти, вкушать - нет, такого давно нет. Я рад, что я здоровее как-то этих всех практик. Вот и итоги.