April 12th, 2016

hund

Мужики не танцуют, а если танцуют, то так, чтоб всем места мало было

Да, были люди в одно время, не то, что нынешнее племя, богатыри - не мы. Какие мощные напряжения переживали цивилизованные люди и народы, чтоб так отрывало башню, в таких ненасытных, жадных до расслабления формах, как в цитате ниже. Даже расслабляясь человек не может забыть о работе, о государственности, о погонах. Они его держат, штырят, не дают расслабиться.

И вот эти все вот истории о том как человек не может расслабиться, как штырит его дело всей его жизни - это и есть золотой фонд литературы и канон любимых всеми рассказов о пьянках. Это завет: пей да дело разумей.

Завет этот по силе и по природе таков же, как и запрет на запах говна и гениталий, завет о мытье рук после туалета, доносимый ребёнку в его два - три года. Фундаментален и этот завет - "никогда не расслабляться" - так же, как и запрет на игры с говном, он способствует росту стыда - двигателя личного роста.

Все эти рассказы построены на несуразных поступках, на невозможности выйти с работы, из официального поля. А в СССР и дома-то человеку выпить было нельзя, культивировался женский страх перед алкоголем (женщина могла только Позволить Себе Бокал Шампанского, и должна после него краснеть, то ли это стыд, то ли аллергия должна с непривычки наступать), и вот люди пили по детским площадкам, лавочкам, паркам, а домой приходили уже пьяные, зато с какими приключениями, не хуже, чем у этого маршала. Поэма Венедикта Ерофеева вся о том, что у человека нет ничего частного, всё на дело прогресса. Да и советские комедии и трагедии построены на этой же невозможности доехать в Петушки, до дома любимой женщины, внутренней глубокой невозможности, неспособности выйти с работы.


"В ночь на 7 января 1948 года маршал Булганин, находясь в обществе двух балерин Большого театра в номере 348 гостиницы "Националь", напившись пьяным, бегал в одних кальсонах по коридорам третьего и четвертого этажей гостиницы, размахивая привязанными к ручке от швабры панталонами фисташкового цвета одной из балерин, и от каждого встречного требовал кричать "Ура Маршалу Советского Союза Булганину, министру Вооруженных сил СССР!"

Затем, спустившись в ресторан, Н. А. Булганин, поставив по стойке смирно нескольких генералов, которые ужинали там, потребовал от них "целования знамени", то есть выше­указанных панталон. Когда генералы отказались, Маршал Советского Союза приказал метрдотелю вызвать дежурного офицера комендатуры со взводом охраны и дал команду прибывшему полковнику Сазонову арестовать генералов, отказавшихся выполнить приказ. Генералы были подвергнуты аресту и увезены в комендатуру г. Москвы. Утром маршал Булганин отменил свой приказ…"

Jruesse aussem Kiez

Окрыление

Вот что такое Америка: человек покупает в берлинском супермаркете упаковку с куриными крылышками, каждое из которых промариновано и обмазано соусом из специй и при этом завёрнуто в полиэтилен. И он открывает упаковку, немного перемешивает эти крылышки в ней (зачем?!) и так и ставит всё блюдо в микроволновку. А потом искреннее недоумение, как так можно: вот так безответственно продавать куриные крылышки без надписи на английском на упаковке, о том, что полиэтилен нужно удалить.