May 27th, 2016

hund

Барс и Лялька

А вот классный фильм - "Барс и Лялька".



Весь фильм глазами культурной женщины Арины (недалеко от Арины Родионовны), учительницы литературы, пишущей в качестве малой предпринимательницы женские романы, мы смотрим на мачо и вместе с этой фригидной тётей недоумеваем, что же такого маскулинного в этом простом парне - Барсе? Фильм в утешение всем фригидным женщинам, так как это только её девственными глазами мы недоумеваем, что такого в главном герое, но одновременно мы смотрим глазами режиссёра и своими глазами, которыми мы раздели Барса (актёра Епифанцева) уже с первых кадров, как и подсознание тёти его раздело и в жарких снах такое творит с ним... И так мы стали умнее тёти-училки.



Описание с диска тоже хорошее: "Писательница Арина находится в творческом кризисе. Она стремится к славе и успеху, но ее исторические романы не востребованы. Арина рассталась с мужчиной, оказалась без крыши над головой и буквально выпросила работу у своего издателя. Да, это тема которая ей совсем не по нраву - ее отправляют писать книгу о бывшем офицере спецназа по прозвищу Барс. Но выбирать не приходится. Барс не слишком рад визиту писательницы. Он не слишком гостеприимен, и даже груб, называет ее просто «Лялькой» и не церемонится. И что в нем героического - пытается понять Арина, когда смотрит на Барса, который копает ямы для туалетов местным мужикам..." Обалдеть. И вот эта позиция - фригидной женщины, которая не в состоянии понять мужика в мужике - она предлагается в обмусоливанию на полтора часа, предлагается смотреть через это на мир, то есть, на мужиков! Это зачем? А затем, чтобы ощутить себя порядочной тётенькой.

Которая не раздвигает сразу ноги, но даёт с достоинством, с чувством, с толком, с расстановкой. Пытается понять. Боже, какая прекрасная фраза, одновременно из самого лучистого СССР и одновременно из самого махрового психоанализа. Ну и всем мужикам в радость тоже фильм: копай глубже, кидай дальше, всё равно самая культурная женщина будет твоя и превратится из синего чулка в страстную сучку, из Марьи Иванны в отвязную Ляльку. Эх, красота. Но полтора часа предлагается находиться в вымороженном состоянии фригидности, женских романов, порядочности, культурности. Видимо, зрителя заводит граница между двумя мирами. Это такой след реальности. Как в анекдоте про мужика в ресторане, сначала попросившего ведро помоев, а потом фирменное блюдо. А ведро помоев зачем? А селитёра накормить сначала.