July 31st, 2016

hund

Капитализм, будь человеком

Дональд Трамп, исламисты, религии, Путин и т. п. всё зло мира - оно говорит об антиглобализме, т.е., о том, чтобы вернуть маленькому человеку, маленьким земляным локальным человекам достойную жизнь, которую отбирает глобализация, обещавшая всем добро поровну, а получилось от неё только невиданное ранее количество частных сверхкапиталов. Богачи же всегда одумываются поздно, так как живут по течению, в инерции, пользуясь сложившимися векторами и новинками, живут именно как поддержатели порядка, его строевые солдаты, и потому одумываются они уже когда оказываются в концлагере со звездой Давида на рукаве. А сверхкапиталистам вообще наплевать и нет возможности что-то изменить. Цукерберг может вот только жертвовать на развитие мира во всём мире хоть все свои сорок пять миллиардов долларов, но сам мир уже давно под него сделан, заводной и привлекательный именно такими возможностями наращивания отдельного капитала, каковой кайф соучастия переживают даже самые бедные, кого этот же капитализм таким бедным и сделал. Но всё равно кайфуют, когда им с возможностей и оборотов этих башен денег на хлеб перепадает.
hund

Моя арбайт махт михь фрай

Заксенхаузен понемногу диснейлендизируется. Помню, шесть лет назад, когда я туда впервые пошёл и хотел с двумя факами, бутылкой пива в одной руке и сигаретой в другой сфоткаться с надписью на воротах "Arbeit macht frei", на меня тут же зашикали впавшие заблаговременно в скорбное переживание соседи по очереди и попросили оставить пиво и сигарету за воротами.

И всё там было аутентичнее: некрашеные наблюдательные вышки, нереставрированные завалившиеся бараки, грязища на дорогах и дорожках, старое вековое засохшее говно в унитазах.

Сейчас всё раскрасили как в первый день открытия образцово-показательного лагеря, коим он и был, домики приятных цветов раскраски как для трудотерапии, новенькие рупоры-цветочки громкоговорителей, дорожки посыпали гравием, крематорий наконец-то восстановили, неиспользуемые для скорбного туризма бараки снесли, засыпав их места символическими серыми скорбными камнями, унитазы отдраили, в морге полстолетия назад (там ещё после войны и лагерь для немецких военнопленных работал, под советским руководством, совсем запустили хозяйство, заключённые даже не мылись, условия жизни были страшнее, чем в изначальном лагере) в предсмертных и в постсмертных приступах аутентичности зассатый, залитый кровью и заблёванный кафель переложили на новый. Короче, хуйня полная наступила.

Но что мне нравится: хуйня придыхания к аутентичности отступила, и люди просто развлекаются там. Дети бегают, прыгают через гравийные дорожки, если экскурсия неинтересна, туристы едят часто и выпивают по буеракам. Теперь я сам вожу туда экскурсии, и мне эта естественная атмосфера нравится больше, чем атмосфера вбивания себя в непонятно какую и за коим хером скорбь. Я рассказываю интересно, и люди испытывают не скорбь там, а "ментальное кино". Хм, кстати, состояние думания у всех почти всегда грустное, вот посмотрите на задумавшегося человека, если таковой ещё найдётся в Вашем окружении в наше время преследования задумчивости и выпадания из быстрой наличной коммуникации.

И состав гидов с лицензиями там поменялся: тёти с придыханием и слёзной дрожью в голосе, бывшие училки литературы в СССР и в ГДР, куда-то выпали в осадок, которые о понимании пиздели, остались такие как я, кто попросту рассказывает вдумчиво, фактично и интересно. Да это и есть понимание. А что там особенного понимать-то. Что здесь убивали людей как насекомых? Да это и коту понятно. А передача ценнейших чувственных импульсов скорби в приложение к этой информации, по-моему, уже и возможна только как манипуляция и, собственно, если есть информация, и не нужна. Пора запускать нам Папу Римского: и пиар классный, и вернёт музею былую славу, актуальности поднаддаст.



Правда, и вонь от него психически нездоровая идёт, когда он весь в скорбно-белом рассекает по специально зачищенным местам, где ещё вчера бегали веселясь дети, пока туристы фоткались в бараках. А пока моя работа махт михь фрай, пока здесь не наподдали удушливой постфактум надуманной, себе вдуваемой разными оставшимися картинками скорби, как когда-то фосгена в этих местах по баням.

P. S. Кстати, отличное фото, передающее всю бутафорию: сквозь мантию просвечивают скучнейшие канцелярские брюки для просиживания и светских приёмов, пузико типическое для средне-высшего класса, а позади толчётся не давшая себе труда попрятаться ради классного кадра охрана.
hund

Выставка позднего испанского Возрождения в Берлине

Это очень красиво. Много Веласкеса. Филиппу IV-ому было 18 лет, когда он, не особенно много видев произведений тогда 24-летнего Веласкеса, назначил его сразу, ни много ни мало, придворным художником. И чаще всех других Веласкес рисовал Филиппа. И себя рядом с ним в роли второстепенных персонажей. Красиво невероятно. Да и как может ещё получиться красивее, если один парень рисует другого, и оба в лучшем возрасте.



На картинке репродукция картины Эль Греко, "Св. Мартин и нищий", 1599 года.

http://www.el-siglo-de-oro.de/home.html

hund

Секс как мороженое

Секс - это как мороженое. Его можно есть в одиночку, в компании друзей, вдвоём, втроём и так далее. В отличие, кстати, от мороженого, от него не толстеешь.

И вот, с таким отношением к сексу, к радостям вообще, к людям (партнёрское отношение, дружеское, когда каждому есть что предложить и разделить, и не надо никаких Глубинных Трещин Бытия и Души, человека-как-трагедии, недостаточности и прочего безумия и тоски) - я в последние пару лет и умом и чувствами совсем перестал понимать, как можно было столетиями, тысячелетиями извращать секс так, чтобы, например, приплетать к нему мораль, ревность, двуполость, пол вообще нахера приплетать-то, если речь не о деторождении.

И я вот много читал, как это лакомство подминали-присваивали религии, государства и институты вроде семьи. И всё равно до конца не понимаю, как можно было так до усрачки упоровшись застращать, задушить людей, загнать в рамки в поедании мороженого, так проебать мозги-то человечеству. Бить и сажать в тюрьму за не так как надо поедание мороженого... Писец.

Как сделали из мороженого предмет морали - нет, никто так внятно это убожество ума и психики, это охуение народов и культур не описал.