August 17th, 2016

hund

(no subject)

А давно я уже ничего такого сочного, да ещё из девяностых, не читал.

Оставив тараканов и подхватив Машину Коленику Ввеновну, наркоманы
перебазировались в комнату. Блим Кололей тут же начал приставать к Зое
Чумовоззз. Словно невзначай его рука оказалась в промежности девушки. Та не
реагировала. Блим Кололей начал действовать решительнее, когда Зоя Чумовозз
оказалась полностью обнаженной, она вдруг встрепенулась, отстранилась от
кололеевских пальцев, что-то ищущих в ее влагалище и задумчиво спросила:
-- А кто это поет?
Семарь-Здрахарь и Машина Коленика Ввеновна оторвались от сеанса
французской любви, которым они с упоением и причмокиванием занимались
последние пол часа и недоумевая уставились на Зою Чумовоззз.
-- А действительно. -- Машина Коленика Ввеновна пошевелила ушами,
настраивая их на на сверхтонкое восприятие. -- Странные звуки.
Теперь и парни услышали их. Тонкая, еле уловимая мелодия, казалось
проникающая непосредствено в мозг, лилась сразу со всех направлений. В ней
не было четкого ритма, но она была ритмичной, в ней не было четкой мелодии,
но она казалась мелодичной, в ей не было почти никаких звуков, но казалось,
что звучанием наполнено все окружающее пространство.
-- Какой кайф! -- Воскликнула Зоя Чумовоззз и закружилась по комнате.
Семарь-Здрахарь и Машина Коленика Ввеновна, как были, валетом, лежали
рядом и закрыв глаза слушали непонятную музыку. Блим Кололей томно
поглаживал свой хуй, его странным образом возбуждала и успокаивала эта
мелодия, словно он получил еще один дозняк винта, или даже не винта, а
благородного фенамина...
Вдруг он почувствовал чье-то прикосновение к своему пенису. Приоткрыв
один глаз, Блим Кололей увидел, что по его Collapse )
hund

(no subject)

Произведения наркоманов интересны тем, что они об удовольствии как оно есть, чистая витальность. Просто, но хорошо. Отрезвляет от всей головобольности, драматичности, великих трещин бытия и прочего скорбного бреда. Бунин тоже хотел бы об удовольствии, но по старинной по привычке выглядеть достойно ему приходится подгружать социальную проблематику, русскую идею, всю жизнь во всей её глубине и прочее достойное разнообразие, а у него другого пути нет, кроме как удовольствие по зауглам с зажатой там прислугой показать, не получается просто и интересно написать, как хорошо поебались.