September 5th, 2016

hund

Охрана домиков в нашей деревне

У нашего домика есть огороженный сад с гибискусом, финиками, грушей, оливками, орехами, зеленью. А у соседского домика такого садика нет. Зато у соседей стоит у дома розовая будка, в которой живёт мать Мария. Здесь у каждого второго домика то мать в будке живёт, то сын (Сын Человеческий всегда в голубой будке, а мать в розовой, как-нибудь пройдусь с фотоаппаратом по нашей деревне, это отвал башки, как здесь мило ненавязчиво православненько, неагрессивно, поэтично очень веруют). А собак в будках, или бродячих, нет. Хорошая страна. А в Германии во дворе часто и собака живёт, лают, как проходишь, и часто тоже иконы или другие религиозные символы на заборах, и одновременно с ними надписи типа "Хочешь узнать, если ли жизнь после смерти? - зайди во двор" плюс ещё сразу же картинка с какающей собакой в прицеле винтовки, чтобы посторонние собаки на газон не какали.



Collapse )
hund

Самое важное знание и его дидактика

Прибывают свидетельства жертв. И вот эти люди, так обученные молчать, так травмированные и не поумневшие (те, кто так и считает стыдным вынести сор из школы и вообще стыд хорошим чувством), научившиеся потихоньку жить в такой школе и помалкивать - эти люди потом будут управлять, будут элита или, на худой конец, интеллигенция, совесть нации? Чему удивляться после таких умений помалкивать, что эти люди таковы. Их родителей так же нагибали и ебли, а они расчёты чертили космических кораблей. А потом стонали, что в этой стране ничего никуда не движется, народ плохой, всё терпит. Мы все сами привыкли молчать и нагибаться. Это какой-то цинизм жертв, а вовсе не стыд и страх: легче переждать, чем оказаться ещё и во взрыве.

Промолчать и уехать зарубеж, к примеру. И гори оно там всё. С другой стороны, чему ещё должна учить "элитная школа" как не этому конечному цинизму, знанию? Да вся суть элитности: нанесение травмы и научение способности эту травму пережить - вот истинная сила, а не редкие словари, физические теории и новинки науки с младых ногтей. Основной механизм и дидактический метод элитного образования: жирный старый еврей Вас ебёт, и Вам плохо. А потом научиться молчать, переварить такое говно, стать сильнее. Подноготная с младых ногтей - вот в чём сила. Умение, например, молча переносить травмы, то есть, достигать невозможного. Для этого и нужен старый еврей, всё остальное типа хороших родителей, интересных книг и т.п. - факультативно.

Блин, вроде логично. Но теперь как почитаешь всех этих там учителем математики оттраханных дур и думаешь: упаси господь работать и жить рядом с этими полоумными бабами, которые научились молчать, да... но какая каша у них в башке, какое оправдание умалчивания о том, что было, оправдания стыда, неспособность думать внятно, ясно - жуть. Ладно, хоть сейчас очухались и понемногу начинают учиться думать. Но ведь они элита. Они пиздят с радиостанций, они пишут всякую Кольту и Сноб или что там есть высокое вечное, они управленцы (вроде как, так заявлено, такой апломб).
hund

Хотела, но не смогла

Вот они вышли из этой школы, говна поев, и теперь все такие благообразно храбрые со своими рассказами, такие молодцы стали, что лёд пробили, что наконец-то, что тра-та-та-та. Ящик в сети повесили для анонимного сбора свидетельств (зачем в ящик-то писать, в милицию идти и писать надо). А потом они будут снова молчать и глотать говно ещё на каких-то местах, тёплых, и потом только опять станут молодцами, на пенсиях, храбрыми девочками и мальчиками, пробьют лёд и вообще думающая Россия, думающие люди, прогрессивная часть общества называется. Привычка глотать говно и держать его во рту - вот что такое хорошее воспитание. А потом ещё и добро из говна сотворить, предав огласке, когда больше уже у самих никаких интересов в говне нет, выплюнуть его, передать другим на рассмотрение.

***

Только что на моих глазах ещё одна жертва раскололась, что спала с историком с девятого класса, ей вторая пишет: не ври сучка, ты хотела, но не смогла, а я смогла. Пишет третья: Таня, Маня, вы в своём уме? Не время выяснять такие мелочи, родина в опасности. Они ей обе пишут: тебя, тварь, трахал не только Абрам Исакович, ты всем давала, так что заткнись. И потом жертва стёрла весь наброс. Да, зачем себе карьеру портит девочка. Миру не нужны оттраханные люди. О таком надо молчать. Миру нужны проверенно здоровые люди, с которыми не случалось ничего плохого. Это залог того, почему об этой школе только молчать или фантазировать.
hund

Секс с преподом

Я только сейчас понимаю, чем разозлил одну девицу. Мне было 24 года и я стал первый год преподавать, закончив факультет. Она, студентка третьего курса, как-то очень хотела, как мне казалось, со мной общаться. И я стал хотеть тоже! И она осмелилась пригласить меня к себе домой.

И там было специально припасённое элитное бухло. Я его выпил, была пара свидетелей, они стали нас поздравлять, тоже студенты того курса, и мол, тоже, вы держитесь, наконец-то вы набрались, набрались сил, и ушли, мы остались вдвоём, я заблевал ей всю квартиру, был мрачно тупо пьян и укорял её в том, что этот её старший брат, аспирант одного факультета, который мне нраился, так и не пришёл вечером домой.

Она была в шоке и зла, но нужно было постоянно убирать мой свежий блёв. Она-то хотела соблазнить препода, при свидетелях, а я не въехал, пришёл в гости, выпил дорогое припасённое бухло, заблевал квартиру, хотел использовать девушку и вечер и квартиру, чтобы переспать с её старшим братом в одной из комнат!

Эта дура писала обо мне с ФИО потом в интернетах лет десять на сайтах типа "Компромат на профессора" эту историю. Ей тоже писали "вы там держитесь", "сил вам", "какие мерзкие бывают преподы", какие мужики вообще мерзкие, "наконец-то ты решилась рассказать про этого засранца".

Только сегодня понял, почему я так ржал, впервые прочитав эти её истории, которые мне прислал кто-то анонимно ссылкой впервые лет через пять уже после событий. Какой облом! Жаль, сайт тот уже уничтожили. Она потом стала писать, что я её всё же трахнул, просто при этом наблевал повсюду, свинья, а то, что я брата её хотел, стёрла. Неприятно ей стало, что она не вычислила такого пидараса, как я. Лет через пят стёрла про брата, как стала писать об этом. Переработала травму наконец-то.