September 14th, 2016

kerl

Телемир

Снова давно закрытое интернет-кафе Telewelt ("Телемир") открылось напротив дома. Сеть эта известна тем, что интернет там так себе, и древнейшие компьютеры стоят, но зато там всегда есть продавцы наркотиков (видимо, название кафе привлекает, какая-то связь с ноосферой прослеживается и в интернете и в наркотиках). Наблюдал увлекательную сцену: юноша и девушка, оба на лёгких велосипедах, в белых шортах и футболках с логотипами веганских организаций, ожившая картина Дейнеки, остановились у дверей, оттуда вышел беженец юный, волоокий смуглый отрок, который всегда бродил по аллеям парка Hasenheide рядом, у озёрных там грустил берегов, месяц его я примерно не видал, и вот теперь он уже с толстенной золотой цепью на шее и с бриллиантовыми брошками в ушах, отсыпал им в коробочку немало, они ему бумажку в 50 евро вручили, немного помялись и зашли внутрь Телемира, явно видно через стекло-витрину, там вдули, минут через десять вышли и затем у выхода минуты две пытались разобраться, кто на каком велосипеде ехал до визита в Telewelt и где коробочка с травой. Нашли её, посмеялись, как-то несколько затянуто и приглушённо посмеялись, и по коням, в парк Tempelhof-a, по лётному полю кататься.
hund

Настоящее

По-моему, я фанат настоящего времени потому, что некоего Настоящего настоящего я боюсь. Т.е., наверное, такого, к которому подживлено немного будущего, и настоящее получается несколько приоткрытым и очень неоднозначным, живеньким. Хм, но моё настоящее вроде как сознательно меня никак ни к какому будущему не подталкивает, не думается мне про завтра никогда. Может быть, это и не так, может быть, всего-то моя психотерапевт, мудрая старая вёльва из Утрехта, переусердствовала в воспитании у меня присутствия в настоящем, а то и вовсе плюнула на меня, подумав, что пусть будет у меня такое какое-то вот такое настоящее, но не Настоящее, пусть, мол, будет такой защитный механизм. Я всегда счастлив, страхов нет никаких. Может быть, это и правильно. Но я не могу представить ни завтра, ни послезавтра, ни как неизменные дни, ни как изменившиеся. Может быть, и не надо, не надо все эти фантазмы. Достаточно хорошей памяти, которая капитально классно насыщает и направляет настоящее и не замахивается на будущее даже на завтра.

Про стихи сегодня подумал: у голоса и интонаций модуляций-то не много, к старости это понимаешь, уже знаешь всё, на что способен рот, глотка, голосовые связки. Стихов, т.о., всё меньше, а то и вовсе нет и не надо. А вот мысли всё же пока не кажутся однообразными, жизнь тоже, никак нет. А вот звучащая речь да. Ну что за говно. Визуально, кстати, тоже дело с возрастом к тому идёт, что уже все краски, формы, все эти эффекты фотошопа оказываются считанными, хотя и многими, и визуальное тоже как-то уже не айс.

Или это только эффекты сознания. Я с некоторых пор к нему вообще недоверчив, оно как радио, даже переключать каналы можно, идёт фоном, оно гадит же чаще всего, оно же неполно отражает жизнь, а потому ну что бы к нему относиться серьёзнее, чем к радио, хотя оно одно говорит проверенные новости, выдаёт планы дня и вообще сводит все дорожки и концы с концами. Всё равно пошлое достаточно радио. Хотя да, настройкам поддаётся вполне, но заебёшься иногда настраивать приёмник, бороться с помехами.



Всё же лучшая поездка этим летом была на Usedom, несмотря на то, что я столько уже ругался на комаров, на неучтивость, на негостеприимность, что там встретил. У нас там был с _teodora_ домик, нам его хватало, дорога до пляжа была длинна и располагала говорить, так как была втупую скучна сама по себе и никчёмна и глупо засажена так и не приживающимися гладиолусами и прочими желаемо декоративно экзотическими растениями, жители рыбацкого посёлка Loddin ну очень уж там хотят сделать из своей деревни настоящий околопляжный городок, но как-то немецкая основательность и ровность линий как раз этому там и мешают. А у нас был домик на окраине, сняли мы его в последние несколько дней перед заездом, и то случайно, так как никакого больше там свободного жилья не наблюдалось в разумном ценовом интервале, и потому наш домик был на окраине, и дальше начиналось дикое озеро, тропку к нему я прошёл только один раз, попробовать, а какая там-то вода. Но на Usedom-e меня не интересовало ни солнце, ни море, которое там тоже было, ни вода, ни мысли, ни сознание. Меня интересовало там, как я буду жить один, когда мой друг уедет, на днях, в Китай, насовсем, в общем-то. До Уседома мы вместе две недели гребли на каноэ и тоже это обдумывали. А после Уседома мы посещали в день два новых пляжа каждый день в Греции. В общем, как грёбля, так и пляжи, меня всё это отвлекало от попыток представить будущее и подумать, что же это за тотальный диктат настоящего в моей жизни, полная неспособность думать, то же завтра. Вернее, послезавтра. Оно приближается, но вдуматься я в него так и не могу. Но умом-то я знаю, что я приду домой и вот, никого. А мне важно, чтобы рядом был кто-то связный, разумный, обладающий здравым смыслом. Или я так только думаю, что мне это важно?..



Я думаю, что дело движется к тому, что Collapse )